Перейти к публикации

Оцените эту тему

Рекомендованные сообщения

Ивасык, Вы тут про геноцид вспоминали.

А как Вы относитесь к таким страницам нашей истории:

galichina.jpg

galichina1.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Не понял аналогии... Совсем не понял.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость Івасик Телесик

Едіторе, для того, що б мені відповісти на це питання, потрібно багато чого з’ясувати. І почнемо ми з цього:

http://sobitie.com.ua/phorum/viewtopic.php...1&start=75#5373

Совковый интернационализм ?

А лучше бендеровский национализм ? что ли ?

А що таке бЕндерівський націоналізм? :shock:

Ідеологія націоналізму а ля Остап Бендер? :lol:

Я так розумію, що мався на увазі всеж не бЕндерівський, а таки бАндерівський. Відразу виникає таке питання - що Ви про це знаєте, і взагалі що знаєте про Бандеру.

Ким був, на Вашу думку, шановне панство, Бандера? І чому в вас до ньго така не любов? Адже нелюбов, я правильно зрозумів? :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

С точки зрения советской истории или навязываемой ныне версии?

Думаю, правда где-то посередине.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Еще один кусочек правды. Из Торонто.

http://www.from-ua.com/politics/42709bee93386/

Как Вам такой вариант?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость Івасик Телесик
С точки зрения советской истории или навязываемой ныне версии?

З Вашої особистої точки зору.

Думаю, правда где-то посередине.

Я Вас зараз розчарую. Правда не може бути посередині. Правда десь посередині - це на рівні середньої температури по лікарні. :) Якщо я скажу правду, а Ви набрешете, чи навпаки, то хіба правда буде десь посередині? :)

Посередені може бути лише середня точка зору, що не зовсім правда, а вірніше, зовсім не правда. Ви, як журналіст, повинні це розуміти і бачити різницю.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость Івасик Телесик
Еще один кусочек правды. Из Торонто.

http://www.from-ua.com/politics/42709bee93386/

Как Вам такой вариант?

Ой, знову цей Поліщук? :) Він довгий час прожив у Польщі, де йому, очевидно, добре промили мозок. У Польщі дуже не лю######ть УПА, дуже не лю######ть. А у Польщу він переїхав жити коли йому був 21 рік, у 1946 року, і прожив там до 1981 року. Тобто саме у Польщі він став дорослою людиною, став задаватися цими питаннями і т.д. Думаю, що саме через це він таке й пише. Щоправда, УПА з поляками дійсно накоїла багато чого, але в них на те були підстави, бо поляки накоїли набагато більше і гіршого з українцями. Поляки для українців були не ліпше німців та московітів, такі ж самі загарбники, навіть схожі методи по знищенню українського етносу на українських землях.

Давайте дивитися НА ФАКТИ, а не на враження людей?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость Df1201

Доброго дня!

http://ukrlife.org/main/tribuna/bndrfobia.html

ФЕНОМЕН БАНДЕРОФОБИИ

В РУССКОМ СОЗНАНИИ

Для формирования нормальных межгосударственных отношений между Украиной и Россией, а также взаимоуважительного и доброжелательного общения между двумя народами, украинским и русским, необходимо взаимопонимание не только на уровне здравиц, официальных заявлений и прочих фестивальных проявлений, но и на уровне признания за каждой стороной права на собственную трактовку собственной истории. Необходимо понимание того, что каждый народ имеет своих героев и определяет их сам, независимо от настроений соседей. И сыграв вполне положительную или преимущественно положительную роль в отечественной истории, деятель политики, вооруженных сил, идеологии, экономики, религии может сыграть роль прямо противоположную в истории других стран.

Пройдя смерчем по Азии и Европе, став пугалом для многих народов, Чингиз-хан, он же — Темучин, все равно останется для монголов национальным героем, создавшим империю, превзошедшую своими размерами и Римскую, и Британскую. Кто бы знал о существовании монголов, если бы не хан Чингиз, потрясатель Вселенной? На протяжении столетий монгольская военная мощь была непобедимой, а военное искусство монголов — самым передовым. Именно хан Чингиз осуществил на практике идею стратегического наступления огромными мобильными массами конницы. Он намного раньше, чем немецкий Генштаб, применил стратегию блицкрига.

Хотя, никто не требует от китайцев, индусов, персов, украинцев, грузин, русских всех прочих, ставших жертвами всадников, пришедших с далекой и никому не известной реки Керулен, относиться к Чингизу так же нежно, как монголы. Впрочем, и монголов нельзя лишать права давать собственные оценки Чингиз-хану. Можно, конечно, вспомнить марксистскую схему “справедливых и несправедливых” войн.

В СССР справедливыми считались все войны, которые вела эта страна, а несправедливыми — войны всех тех, кто деяниям Советского Союза оказывал сопротивление.

Испанцы гордятся своими конкистадорами, рыцарями-авантюристами, завоевавшими Новый Свет, а вот индейские народы Америки воспринимают их совсем по-другому. Да и вряд ли сами испанцы очень симпатизируют и отдают должное беспримерному мужеству голландских гёзов, участников национально-освободительного движения, которые в XVI веке вышвырнули испанские войска из “низовых земель” (Нидерланды).

Отношение поляков к А. В. Суворову резко отличается от отношения русских, поскольку полководец успел побывать в Польше и принять участие в подавлении одного из польских восстаний, и особым милосердием не отличался.

Никак у россиян не получается консенсуса и с кавказскими горцами на предмет отношения к генералу Ермолову. Во время боев российских войск с экспедиционным корпусом Шамиля Басаева в Дагестане российское телевидение показало интервью с неким дагестанцем, явным сторонником России, который крыл Басаева последними словами, рассказывая о его наглом поведении в захваченном дагестанском райцентре. Желая максимально заклеймить повстанческого командира, дагестанец сказал: “Он тут, этот Басаев, наглец, расселся как… как.., — наконец рассказчик нашел максимальное оскорбительное для чеченца сравнение, — как Ермолов”.

Когда речь идет о крупных исторических деятелях народов, отношения между которыми были сложными, этим народам крайне тяжело установить консенсус, сиречь, единодушие.

Например, вряд ли когда либо украинцы и русские придут к общему мнению о личности Мазепы (весьма отрицательное отношение с русской стороны), личностях Петра I и Екатерины II (весьма отрицательное отношение с украинской стороны).

Кстати, недавно снятый известным украинским режиссером Ильенко фильм “Молитва о Мазепе”, который успел произвести сенсацию на некоторых международных кинофестивалях, был весьма недружелюбно встречен в России. Министр культуры этой страны г-н Швыдкой заявил даже о необходимости запрета этого фильма на территории Российской Федерации, о снятии его с российского экрана. Причина? В фильме представлена украинская точка зрения на Мазепу, Петра и взаимоотношения двух народов в этот период. Для контраста: в Украине еще не был запрещен ни один российский фильм, даже скандально знаменитый “Брат-2”, несмотря на его агрессивно-антиукраинский характер.

Никто не запретил и не попытался запретить роман Алексея Толстого “Петр I”, хотя далеко не все в Украине согласны с такой трактовкой образа русского императора, трактовкой исключительно положительной.

Есть и другие взгляды на эту, мягко говоря, весьма противоречивую личность. Правда, почитатели Петра от этого легко абстрагируются, все прощая монарху за то, что он “служил России”.

Увы, не прощается чужим героям, даже если они не менее самоотверженно служили своим странам и народам.

К чужим выдвигаются сверхвысокие морально-этические требования.

А вот о страшной резне, которую учинил Петр I в столице украинского гетмана, вспоминать не любят. В городе Батурине было уничтожено все население, невзирая на пол и возраст. Вся вина этих мирных жителей была в их, говоря позднейшим советским языком, “прописке”. Французские и голландские газеты этого времени написали о батуринской бойне, где людей четвертовали, сажали на кол, колесовали.

Написала об этом и издаваемая в начале XVIII века на французском языке львовская городская газета.

Садизм Петра во многом напоминал садизм Ивана Грозного.

Как писал Сергей Соловьев: “Была страшная для Москвы осень 1698 года. На Красной площади, на зубцах городской стены, гнили трупы казненных стрельцов…”.

А вот Николай Костомаров: “Петр, как говорят, собственноручно отрубил головы пятерым стрельцам в Преображенском… С 11 октября по 21 в Москве ежедневно были казни…

Ломали руки и ноги колесами, другим рубали головы… Сам царь, сидя на лошади, смотрел на это зрелище” (“Исторические монографии”, 1989, с. 115).

По приказу Петра в пыточном подвале удавили его собственного сына; есть данные, что царь при этом присутствовал…

Есть немало исторических данных о беспробудном алкоголизме Петра, распутстве, диких оргиях. Но все равно — герой. Есть текст письма, написанного послом Франции в России де Кампредоном министру иностранных дел графу де Морвилю, где утверждается, что причиной смерти Петра была, как тогда выражались, “любострастная болезнь”, так как монарх был “женонетерпелив” (Сборник императорского Русского исторического общества. Санкт-Петербург, 1886, т. 52, с. 433-437).

У царя были очень специфические развлечения. Тот же Костомаров пишет: “Петр приказал вырыть из земли гроб Милославского и привезти в Преображенское на свиньях” (Н. Костомаров “Исторические монографии…”, 1989, с. 113).

В последние годы Петр превратился во взрывного психопата, страдавшего конвульсиями. Что же касается “процветания страны” всего время, то это скорее легенда, чем истина. Императору в его постоянных завоеваниях было некогда заниматься обустройством, реальным обустройством России. При Петре количество крестьянских дворов уменьшилось на 20 %. Свирепствовала уголовщина: “Воры и разбойники ходили целыми шайками, нападали на деревни и монастыри, разбивали и грабили: пойманных обыкновенно вешали. Даже Москва представляла собой, по замечанию фельдмаршала Шереметьева, “вертеп разбойников”: бродяги ходили по улицам…” (В. Новаковский. “Рассказы о Петре Великом”; СПб, 1896, с. 60).

Коррупция и воровство были фантастическими. Меншиков, которого Петр бил дубиной за неистребимую страсть к присвоению государственного имущества, несмотря на полную неграмотность, в 1727 г. стал генералиссимусом, а после того, как попал в опалу, был, наконец, пойман за руку. У него конфисковали: “250000 одного столового серебра, 8000000 червонцев, на тридцать миллионов серебряной монеты и на три миллиона драгоценных камней и всякого узорочья…” (Н. Костомаров “Исторические монографии…”, 1989. с. 193).

Суммы, даже по нынешним временам, астрономические. Конь тогда стоил 10 рублей.

Временами россияне, как бы воспрянув ото сна, видят настоящего Петра:

“Знали ли беллетристы 1820-1840 годов об истинном облике Петра? Безусловно, знали… Когда дело доходило до самого Петра, то исторические эрудиции не востребовались. В коллективном парадном портрете первого русского императора, нарисованном в николаевскую эпоху, нет ни одного затемненного мазка. Это — мудрый царь, справедливый благотворитель, добронравный муж, и у нет ничего общего с тем, кто разорил подданных и грабил церкви; кто был столь злопамятен, что приказал вырыть через годы трупы казненных стрельцов и повесить их на площади наново; кто любовался пытками собственного сына…” (“Старые годы. Русские исторические повести и рассказы первой половины XIX века”. М., 1990, с. 363).

Николай Бердяев: “Приемы Петра были совершенно большевистскими. Он хотел уничтожить старую московскую Россию, вырвать с корнем те чувства, которые лежали в основе ее жизни…” (“Истоки и смысл русского коммунизма”. М. 1990, с. 12). А Константин Аксаков дал такую оценку этому представителю дома Романовых:

“Вся Русь, вся жизнь ее доселе

Тобою презрена была,

И на твоем великом деле

Печать проклятия легла”.

И тем не менее он — кумир и предмет обожания многих россиян, а более всего — власти.

Я дал этот пространный исторический экскурс, чтобы показать, насколько “объективны” и “справедливы” бывают народы, но, в первую очередь, официальная историография к своим и чужим деятелям истории. Ведь на фоне всех “чудачеств” (кровавых, главным образом) Петра Алексеевича, Иван Степанович Мазепа выглядит куда как привлекательнее. И понятно, что непредсказуемый садист, изверг и детоубийца мог вызвать у европейски воспитанного гетмана ужас и страх, не за себя лично, а за свой народ.

Кроме этого исторического эпизода, противостояния Петра и Ивана, есть немало других, чрезвычайно болезненных для сознания двух народов.

Это и российско-украинская война 1918-1921 гг., где против Украинской Народной Республики воевала и белая и красна Россия. Это и события голодомора 1932-1933гг..

Но особенно острой является проблема восприятия русским национальным сознанием национально-освободительного движения 1939-1954 гг. на западных землях Украины под руководством ОУН (Организации Украинских Националистов). Это движение известно русским как “бандеровщина”, а феномен, который вынесен в заглавие статьи, принадлежит к числу фундаментальных, базовых конструкций русской ментальности в ее отношении к Украине и украинцам.

“Бандеровщина” в русском сознании имеет мало общего с деятельностью ОУН-УПА как реальным явлением украинской истории.

Можно даже говорить о специфически русской модели трактовки этого движения, модели, которая из-за многочисленных иррациональных элементов дает основание для определения ее как мифа, составной части других русских мифов на украинскую тематику. Отношение к украинскому национальному движению даже в кругах образованных и либеральных русских интеллигентов остается на чисто пропагандистском уровне, что заставляет вспомнить времена советского Агитпропа с его “объективным” и “научным” “исследованием” взглядов идейных противников. Большим прогрессом в осмыслении этого явления русским сознанием было бы хотя бы забвение истерично-обвинительного тона, что господствует практически во всех российских текстах, даже в тех, где есть претензии на академичность.

В этом сознании, а еще больше подсознании, историческая реальность превратилась в символ, который живет своей, автономной от истины, жизнью. Этот символ чрезвычайно активно используется во многих публикациях, имеющих целью создать негативный, максимально непривлекательный образ Украины, отдельных ее регионов и политических сил.

На территории самой Украины этот символ является краеугольным камнем всей пропаганды левых и пророссийских партий и организаций. Символ должен послужить делу противопоставления западных и восточных регионов государства, запугивания русского и русскоязычного населения востока и юга какой-то ужасной, жестокой, неизвестной, а потому еще более страшной, силой. Над созданием этого символа трудился огромный отряд коммунистических пропагандистов на протяжении последних 60 лет, и эта работа не прекращается и сейчас. В среде российских историков пока еще не зафиксировано попыток объективно и непредвзято разобраться в этих фактах украинской истории.

“Бандеровец” предстает в восприятии среднего русского на подсознательном уровне как своего рода “антиидеал” Украины, как живое воплощение “плохой Украины” в отличие от идеала хорошей Украины — Малороссии, которая пребывает под полным политическим и духовным контролем Москвы.

“Бандеровец” — это, так сказать, модель самых худших черт украинца, как их себе представляет русское сознание.

Это тип антирусский по определению именно из-за своего украинства, из-за максимально резкого и неуступчивого проявления, манифестации своего украинства в формах, что принципиально по своему характеру сопоставимы с формами демонстрации “русскости” русским как представителем державного народа. Однако такое же поведение украинца, которое выступает отражением поведения русского, поляка, немца, венгра как носителей национальной самодостаточности воспринимается русским с его устоявшимися представлениями о “норме” для украинцев как вызов и агрессия, по крайней мере, как потенциальная угроза. Это, в свою очередь, вызывает агрессию со стороны носителя русского сознания, которую он считает спровоцированной. Спровоцированной одним только фактом существования такого “аномального украинского типажа”. Вспоминается один показательный случай.. В году так 1975-м — 1976-м (во время обучения автора этих строк на философском факультете Киевского университета) со мной учился студент по фамилии Сандуца. Он был примечателен тем, что во времена, когда все украинское, мягко говоря, не приветствовалось, всегда говорил только по-украински, никогда не переходя на другой язык. Казалось бы, ну, что тут странного? Украинец говорит на своем родном языке.

Точно так же вели себя русские: они всегда и везде говорили только по-русски. И никаких претензий к ним не возникало.

А вышеупомянутого Сандуцу все-таки вызвали в 1-й отдел и попросили перейти на “великий, могучий и свободный”. Мягко так, ненавязчиво. Однако, учитывая авторитет ведомства, рекомендация была более чем убедительной. А потом этот человек вообще куда-то исчез. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Он демонстрировал свою “украинскость”, свое национальное “я” так, как это делали русские. Но, что можно Юпитеру, того нельзя быку”. Его абсолютно нормальное для всех народов национальное поведение было воспринято как знак, символ агрессии. Он повел себя так, как украинцу вести себя в СССР, в Российской империи было “не положено”. Взял не по чину, не по национальному чину. Его поведение, нарушавшее национальную норму для всех “нерусских”, воспринималось как оскорбление, как нарушение установленного порядка и как агрессия против носителей русского языка.

Собственная же национальная агрессивность переносится на другого и приписывается этому другому, что вызывает чувство угрозы и незащищенности. Это очень своеобразная мазохистская агрессивность, когда сам источник агрессии ощущает себя жертвой, нуждающейся в защите и сочувствии, когда в роли “перпетуум-мобиле” агрессивности выступает искусственно возбужденный в себе самом страх и комплекс острой, хотя и не оправданной реальными обстоятельствами, жалости к себе. Яркой иллюстрацией этого тезиса может быть ситуация с “русскоязычными” за пределами Российской Федерации и ее освещение СМИ этой страны с бесконечными жалобами на “ущемления” и “преследования”.

“Бандеровец” воспринимается россиянами как метафизическая, почти манихейская угроза со стороны “сыновей тьмы”. Однако участие реальных “бандеровцев” в формировании таких представлений было минимальным, остальное сделало само русское сознание с его специфическими, созданными такой же специфической историей, особенностями. Кое-что об этих особенностях можно иногда прочитать у российских исследователей.

Вот что писал петербургский историк, доктор наук В. Е. Возгрин в статье “Беру свои слова обратно” в газете “Голос Крыма” № 23 от 13 июля 1997 года:

“…На этом камне свободно избранных несвободы и деспотизма строилась будущая Россия. Потом укрепились сельские общины, воскрешавшие племенной диктат большинства и презрения к личности, манихейски жесткое разделение мира на “наших” и “ненаших” и соответствующие двойные мораль и нормы общежития (для своих и чужих).

То есть, по сути, аморализм, ставший постепенно одной из самых поразительных черт, которые уже точно “аршином общим не измерить”.. Сюда же относится и нигилистическое отношение к частной собственности, благодаря которому марксизм, широко известный в Европе, смог укорениться и вырасти в суковатое дерево большевизма лишь в России.

Именно отсюда, полагал я в последних работах, из чисто психологической приверженности к архаике, то есть, к консервации древних коллективно-подсознательных стереотипов, исходят многие исторические и современные беды русского народа. И еще раз подчеркиваю, происхождение и развитие этих национальных черт объясняются отнюдь не некой расовой предопределенностью… они благоприобретены в результате того самого особого русского пути прогресса, наличие которого, кажется, никто не отрицает”.

Русское сознание легко признает право народов на самоопределение, на антиколониальную войну, когда речь идет о событиях, не касающихся России. Россияне охотно сочувствуют палестинцам, сочувствовали южноафриканским бурам, симпатизируют курдам, потому что это не налагает на них ни малейших обязательств относительно пересмотра собственной истории, а тем более собственных границ. Именно потому русскому сознанию так тяжело признаться самому себе, что “бандеровщина” была самым обычным национально-освободительным движением, таким же, между прочим, как и в 1918-1921 гг.

Но такое признание будет требовать и определения места и роли самих россиян в этом процессе. А такое определение вряд ли будет очень комплиментарным.

Поскольку “бандеровское” движение было объективно направлено против имперских интересов России, было эффективным, хорошо организованным, последовательным и непримиримым, таким, от которого нельзя было откупиться очередным протекторатом или доминионом — оставался только путь его пропагандистской демонизации, хотя типологически это движение не отличалось принципиально от антифранцузского движения в Алжире или антианглийского в Ирландии.

Представления широкой российской общественности об эпопее ОУН-УПА сводятся к совокупности мифологем: сотрудничество с гитлеровским режимом, зверства, патологическая русофобия. Элемент невежества, сознательно сформированный Агитпропом, тут, безусловно, присутствует.

Об этом свидетельствует тот факт, что, казалось бы, профессиональные “борцы с “бандеровщиной”, как правило, не могут назвать имена деятелей этого движения, кроме, ясное дело, самого Степана Бандеры, абсолютно не информированы на предмет конкретных событий, документов и т. д.

Это фобия неизвестного, а потому еще более ужасного. Работа же с документами раскрывает другую картину. Например, тот же Степан Бандера никогда не страдал русофобией, неприятием русских как таковых только за то, что они русские. Не страдал он таким отношением к полякам, венграм, румынам, евреям. Его отношение к другим народам определялось отношением этих народов к независимости Украины. Интересно, как он сам определял статус русских в будущем самостоятельном украинском государстве: “Требование полной лояльности по отношению к Украине и ее освободительной борьбе стоит на первом месте. Тем русским, которые отвечают этим требованиям, следует гарантировать и обеспечить полное и всестороннее равноправие во всех гражданских правах и полную свободу их национального развития, соответственно международным принципам относительно национальных меньшинств. Это же относится к другим национальным группам в Украине”..

Что же касается тех, кто ведет подрывную работу против Украины и украинского народа, то таковых “необходимо обезвреживать доступными в этой ситуации средствами и методами, в соответствии с международными правилами” (С. Бандера, “Перспективи української революції”. Мюнхен. 1978, с. 593-594).

Такое отношение к национальным меньшинствам существует во всех странах, которые принято называть цивилизованными. К лояльным гражданам — предельно лояльное, к нелояльным — нелояльное. Антигосударственная деятельность не приветствуется нигде.

Что касается взаимоотношений ОУН с Германие, прежде всего, надо прямо и честно признать исторический факт сотрудничества СССР с Берлином. И не только СССР. Англия и Франция в лице своих лидеров Чемберлена и Даладье посредством мюнхенского сговора отдали на растерзание Гитлеру Чехословакию, единственное демократическое государство на востоке Европы. Это было не просто сотрудничество, а соучастие в преступлении.

Советский Союз вместе с Гитлером напал на польское государство. Это — соучастие в преступлении. И в период с 1939-го по 1941 г. СССР был стратегическим союзником гитлеровской Германии, обеспечивающий ее потребности в энергоносителях, сырье, хлебе и т.д. Без этой всесторонней помощи и поддержки Гитлер не смог бы так успешно воевать в Западной Европе и на Балканах, а его флот (подводные лодки и рейдеры) столь успешно противостоять флоту Ее Величества.

Между прочим, именно в 1939-м, когда вслед за Красной Армией в Западную Украину вошли спецподразделения НКВД, члены ОУН стали подвергаться массовым репрессиям, что заставило их бежать в немецкую зону оккупации Польши.

После 22 июня 1941 г. изгнанники возвращаются в Западную Украину. 30 июня 1941 г. во Львове они провозглашают Акт восстановления независимости Украины, имея, таким образом, в виду преемственность с Украинской Народной Республикой и Западно-Украинской Народной Республикой. Но они сразу же оговаривают, что это лишь первый этап, а основное провозглашение восстановления украинской государственности должно состояться в Киеве. Берлин требует от Степана Бандеры отозвать Акт независимости. Бандера и его соратники отказываются. Руководство ОУН арестовывается немцами, часть членов руководства расстреливается, часть отправляется в концлагеря. Степан Бандера становится узником концлагеря Заксенхаузен аж до 1944 года. Поэтому реальным лидером борьбы за независимость Украины становится командующий Украинской повстанческой армией генерал-хорунжий Роман Шухевич (псевдоним — Тарас Чупринка), сын известного историка и этнографа.

Немецкие власти начинают массовый террор против ОУН, идут расстрелы и повешения украинских националистов. ОУН не остается в долгу и начинает вооруженные действия против вермахта, войск СС и других оккупационных сил Германии. В концлагере Аушвиц (Освенцим) фашисты уничтожают двух родных братьев Бандеры. Немецкие военные архивы (прежде всего, архив в городе Кёбленц) хранят множество рапортов офицеров вермахта, гестапо и СС о нападении на вверенные им части “украинских националистических банд”. Интересно, что подобные ярлыки по адресу УПА встречаются и в советских документах. Удивительное единодушие…

В 1944г., когда немецкие войска покидают Украину, Степана Бандеру освобождают, поскольку Германия утратила интерес к Украине, и лидер ОУН уже не представляет для рейха опасности. Теперь Бандера уже не проблема Гитлера, он — проблема Сталина.

Перед освобождением немецкая сторона предложила лидеру ОУН подписать соглашение о перемирии и сотрудничестве УПА с Германией, обещая взамен оружие и амуницию для украинских повстанцев. Это не были переговоры равноправных сторон. Германии противостоял бесправный узник концлагеря, с которым можно было сделать все, что угодно. Для Бандеры это были переговоры с “петлей на шее”. Однако узник отказался от сотрудничества с Германией. Так что на фоне сотрудничества Сталина с Гитлером “сотрудничество” с Гитлером Бандеры выглядит совсем иначе.

Что же касается “зверств”, то на войне, к сожалению, это явление распространенное. Кстати, жертвами зверств НКВД и советского государства стали многие жители Западной Украины, более 1 млн.. человек. Это сотни тысяч расстрелянных, замученных в концлагерях ГУЛАГа, погибших в сибирской ссылке. Но вот об этих зверствах советская пропаганда всегда умалчивала.

Тут есть еще один вопрос. УПА была партизанской армией, которая действовала в Западной Украине с 1942-го по 1954 год, а отдельные отряды до середины 60-х. Любая партизанская армия критически зависит от поддержки местного населения. Ни одна такая армия не сможет существовать среди ненавидящих ее местных жителей. А тот, кто творит зверства, очень быстро становится объектом ненависти. Значит, что-то тут у коммунистических пропагандистов не сходится. Впрочем, зверства и преступления против западных украинцев были, и об этом рассказывают некоторые интересные советские документы. Вот, например, такой.

“Совершенно секретно.

Военный прокурор войск МВД Украинского округа

15 февраля 1949 г.

№ 4/00134

Секретарю ЦК КПБ Украины тов. Н.С. Хрущеву. Докладная записка о фактах грубого нарушения советской законности в деятельности так называемых спецгрупп МГБ.

Министерством госбезопасности Украинской ССР и его управлениями в западных областях Украины в целях выявления вражеского, украинско-националистического подполья, широко применяются так называемые спецгруппы, действующие под видом бандитов УПА.

Этот весьма острый метод оперативной работы, если бы он применялся умело, несомненно, способствовал бы скорейшему выкорчевыванию остатков бандитского подполья.

Однако, как показывают факты, грубо провокационная и неумная работа ряда спецгрупп и допускаемые их участниками произвол и насилие над местным населением не только не облегчают борьбу, но, наоборот, усложняют ее, подрывают авторитет советской законности.

Например:

1.В марте 1948 г. спецгруппа, возглавляемая агентом МГБ “Крылатым”, дважды посещала дом жителя с. Грыцькы Дубовицкого р-на Ровенской обл. Паламарчук Г.С., 62 лет, и, выдавая себя за бандитов УПА, жестоко истязала его и двух его дочерей, обвиняя их в том, что якобы они “выдавали органам МГБ украинских людей”.

На основании полученных таким провокационным путем “материалов” они были арестованы, причем, как заявили арестованные, сотрудники отдела МГБ во время допросов их также били и требовали, чтобы они дали показания о связи с бандитами.

2. В ночь на 22 июля 1948 г. спецгруппой был уведен в лес житель с. Ридкив Михальчук С.В., инвалид Отечественной войны. В лесу он был подвергнут допросу, во время которого его связывали, подвешивали и тяжко избивали, добиваясь таким путем показаний о связи с бандитами.

3. В ночь на 23 июля 1948 г. этой же спецгруппой из с. Подвысоцкое была уведена в лес гр-ка Репницкая Н.Я., рожд. 1931 г. В лесу она была подвергнута пыткам. Участники спецгруппы тяжко ее избивали, подвешивали вверх ногами,…, а затем поочередно изнасиловали. В беспомощном состоянии она была брошена в лесу, где ее нашел муж и доставил в больницу, в которой находилась продолжительное время на излечении.

Не располагая достаточными материалами, так называемые спецгруппы МГБ действуют вслепую, в результате чего жертвой их произвола часто являются лица, непричастные к украинскому бандитскому националистическому подполью. Наряду с этим следует сказать, что этот метод работы органов МГБ хорошо известен оуновскому подполью. Не являются также секретом подобные “операционные комбинации” и для тех лиц, над которыми участники спецгрупп чинили насилие.

Подобные факты из деятельности спецгрупп МГБ, к сожалению, далеко не единичны и, как показывает следственная практика, если в отдельных случаях спецгруппам путем насилия и запугивания, все же удается получить “признательные показания” от отдельных лиц о связи их с бандитским подпольем, то добросовестное и проведенное в соответствии с требованиями закона расследование неизбежно вскрывает провокационную природу этих “признательных показаний”, а освобождение из тюрьмы арестованных по материалам спецгрупп влечет за собой дискредитацию советской законности, органов МГБ и возможность использования каждого случая провокаций во вражеских, антисоветских целях украинскими националистами.

Выступая в роли бандитов УПА, участники спецбоевок МГБ занимаются антисоветской пропагандой и агитацией, идут по линии искусственного провокационного создания антисоветского националистического подполья. Кто может поручиться, что обработанные таким провокационным путем лица не уйдут из-под контроля органов МГБ и не совершат террористический акт.

Например: в ночь на 18 сентября 1948 г. в с. Ставкы Ровенского района участниками антисоветской националистической организации был разоружен боец самоохороны Ковалишин и совершен террористический акт над жительницей Кучинец Л.Ф., являвшейся секретной сотрудницей МГБ. Организаторами данной националистической группы и организаторами убийства гр-ки Кучинец являлись секретные сотрудники Ровенского РО МГБ.

Грабежи, как и другие нарушения советской законности оправдываются также оперативными соображениями и не только рядовыми работниками МГБ, но и самим министром тов. Савченко, который в беседе со мной заявил: “Нельзя боевки посылать в лес с консервами. Их сразу же расшифруют”. Таким образом, грабежи местного населения спецбоевиками рассматривают как неизбежное зло.

Органы МГБ под руководством партии проводят огромную работу по выкорчевыванию остатков украинско-националистического бандитского подполья, в борьбе с которым хороши все средства и нужны хитрость и изворотливость. Но нарушения партийных и советских законов недопустимо, на что Вы, Никита Сергеевич, неоднократно указывали.

Военный прокурор войск МВД Украинского округа полковник юстиции Кошарский.”

Интересно, сколько подобных акций МГБ было списано на “зверства” “бандеровцев”? Советский военный прокурор утверждает, что это были далеко не единичные случаи. Это была хорошо организованная массовая кампания террора под видом “бандитов” националистического подполья. Между прочим, подобная тактика не являлась изобретением названного периода. Сохранилось письмо В.И. Ленина, датированное началом 20-х годов (уже неоднократно цитировавшееся в прессе), где он рекомендует красным войскам на плечах отступавших белогвардейских отрядов ворваться в Эстонию, перевешать как можно больше офицеров, попов, чиновников, полицейских, а потом все это на белых и списать. Так что все происходило в русле старой большевистской традиции: провокации, ложь, клевета.

Если у кого-то еще остаются сомнения, на чьей совести львиная доля зверств в Западной Украине, то вот еще один документ.

“Совершенно секретно.

Наркому внутренних дел СССР Л. Берии.

26.07.1945г. №8/156451. Сообщение об организации и результатах работы специальных групп для борьбы с оуновским бандитизмом в западных областях Украины.

Часть бандитов УПА, которые явились с повинной, используют сначала как отдельных агентов-боевиков, а позднее в боевых группах особого назначения, названных нами специальными группами.

В тех случаях, когда агент-боевик, который влился в банду или в подполье ОУН, не имел возможности физического уничтожения или захвата руководителя-главаря, его заданием была компрометация главаря банды или местного подполья для усиления и активизации разложения банды или местной организации ОУН.

Комплектование спецгрупп при оперативных группах НКВД УССР проводилось по принципу подбора агентов-боевиков, которые были проверены на исполнении заданий ликвидации оуновского бандитизма (в том числе убийств населения, которое сочувствовало ОУН-УПА).

В Ровенской и Волынской областях в состав специальных групп вливались также бывшие партизаны-ковпаковцы, хорошо знакомые с местными условиями, которые имели большой опыт борьбы с оуновским бандитизмом.

По своему внешнему виду и вооружению, знанию местных бытовых особенностей, языка и конспиративному способу действий личный состав специальных групп ничем не отличался от бандитов УПА, что вводило в заблуждение аппарат живой связи и главарей УПА и оуновского подполья.

В случаях угрозы расшифровки или невозможности осуществления захвата определенных планом главарей ОУН-УПА участники спецгрупп уничтожают последних, к тому же во многих случаях создают такое впечатление в оуновской среде и среди населения, что уничтожение руководителей ОУН-УПА осуществлено бандитами СБ (Служба безопасности ОУН. — Авт.).

В состав каждой спецгруппы входит от 3 до 50 и больше лиц, которые в зависимости от легенды и задания представляют собой особую “свиту” вымышленного бандитского руководителя.

По состоянию на 20 июня 1945г. всего в западных областях Украины действует 156 спецгрупп с общим количеством участников в них — 1783 человека.

Нарком внутренних дел УССР — Рясный.”

Хочется обратить внимание читателя на выделенную мной фразу наркома, где он говорит о том, что своих агентов они проверяли на убийствах населения, сочувствовавшего ОУН-УПА. Заметьте, не сотрудничавшего, не помогавшего, а всего лишь сочувствовавшего ОУН-УПА. А если учесть, что сочувствовали в Западной Украине очень многие, подавляющее большинство, то и убивать можно было всех без разбору. Что и делалось. И послания отдельных военных прокуроров, которые пытались как-то ограничить этот беспредел, ничего изменить не могли.

Ну а жертвы многочисленных экзекуций НКВД — МГБ, как всегда, списывались на “зверства” “бандеровцев”. А потом подключался мощный аппарат агитпропа и легенды о массовых “зверствах” ОУН-УПА распространялись от Житомира до Курильских островов. Советским людям лгали постоянно, организованно и профессионально.

И почему-то даже те люди, которые считают себя демократами, антикоммунистами и антисталинистами, продолжают транслировать еще сталинского закваса пропаганду о “бандитах” ОУН-УПА. А между тем “бандитами” были все, кто сопротивлялся большевистскому террору. От отравленных боевыми газами тамбовских крестьян, доведенных до отчаяния коммунистическими грабежами и насилиями и восставших под предводительством Антонова, до узбекских дехкан, которые ну никак не хотели принимать красные порядки. Эти, считающие себя демократами люди, почему-то не дают себе труда подумать: мог ли режим, уничтожавший собственный народ, вести себя лучше в Западной Украине? И что должны были делать западные украинцы: покорно, как бараны на бойню, идти в сталинские ГУЛАГи? А они вот взялись за оружие и стояли насмерть. И потому — “бандиты”. Понятно, почему так люто ненавидят ветеранов ОУН-УПА коммунисты. Они ведь мало где получали такой серьезный отпор. Партийный актив чувствовал себя в Западной Украине уж очень неуютно. И пережитый ими страх до сих пор делает их самыми рьяными носителями соответствующих догм агитпропа, в первую очередь жуткого образа “бандеровца”, который должен вызывать страх, ненависть и отвращение на физиологическом уровне. Этот более чем сомнительный в своей основе образ очень активно и, увы, успешно используется антиукраинской пропагандой как своего рода “страшилка” для этнических русских в Российской Федерации и Украине и для определенной части украинцев востока и юга. Это облегчается тем, что в названых регионах толкование истории украинского национально-освободительного движения отдано на откуп антигосударственным силам разной направленности, в первую очередь, коммунистам.

В их толковании, как и в большинстве российских публикаций (практически во всех), “бандеровцы” предстают как мастера самых изощренных пыток (хотя, в действительности, именно они часто были жертвами таковых), как носители зверских инстинктов, специалисты по разным издевательствам над русскими, евреями и поляками. Два последних этноса вряд ли вызывают искреннее сочувствие пропагандистов, но обязательно называются для придания “зверствам” большей универсальности.

Что касается трагических событий на Волыни и в Галичине, то они были спровоцированы польской Армией Крайовой (АК). Поляки организовали этнические чистки, а на Львовщине такие чистки имели геополитический характер: АК стремилась создать сплошной коридор польских сел от Кракова до Львова. С этой целью наносились систематические удары по украинским поселениям. УПА предложила АК прекратить эти акции и начать переговоры. Реакции не последовало. Тогда УПА по методу “клин клином” нанесла удар по польским селениям. После этого руководство АК пошло на переговоры с украинцами. Кого больше винить в этой ситуации: АК или УПА? Кстати, АК в Польше давно признана героической организацией, хотя она изрядно “пощипала” польских коммунистов.

Одновременно антиукраинские пропагандисты последовательно и принципиально замалчивают все жестокости против ОУН-УПА и мирного населения. Ибо признание этих преступлений также будет способствовать разрушению “антибандеровского” мифа. Соответствие этого абсолютно негативного образа “бандеровца” реальности — вопрос вне обсуждения в российской исторической науке, не говоря уже о публицистике. И все это несмотря на то, что сегодня существует возможность доступа ко многим аутентичным источникам.

Образ “бандеровца” в русском сознании почти полностью совпадает с образом галичанина, который воспринимается как западный, католический, чужой остальной Украине тип, как искуситель “пророссийского” (по определению) украинского народа.

Тут снова срабатывает фактор невежества. Как минимум, половину УПА и ОУН составляли выходцы из Волыни, Полесья, Буковины, в огромном большинстве — православные.

Галичане абсолютно противоречат всем устоявшимся русским догмам об Украине, что вызывает возмущение и враждебность большинства русской публики. Западные украинцы оказались более твердым и неуступчивым человеческим материалом, чем их восточные братья, находившиеся в значительно худших национальных обстоятельствах.

“Захиднякы” не поддавались русификации (прежде всего, психологической), были устойчивы к славянофильской и интернациональной пропаганде, религиозны, умели четко формулировать свои цели и национальные требования. То есть, они воплощали все те черты, которые русское сознание так не хотело видеть в украинцах. Галичане производили впечатление представителей развитой европейской нации, каковой по московским проектам не должно быть в Украине. Уровень их национального самосознания был, с точки зрения руководства СССР, слишком высок. Именно это в советские времена вызывало подозрение и недоверие к выходцам из Западной Украины, даже если это были носители обычных компартийных взглядов. Галичанину было практически невозможно попасть на верхушку партийного олимпа УССР.

Такое отношение русского общественного мнения (как правило, очень негативное) связано, кроме прочего, также с тем, что русская ментальность (и элитарная, и массовая) воспринимает высокий уровень украинского национального сознания как шовинистическую русофобию, нормой же считает почти полное отсутствие у украинцев национального сознания. Русские склонны приписывать “бандеровцам” ту враждебность к себе, которую они сами ощущают к сознательным в национальном отношении украинцам, и тогда тезис “мы их ненавидим” меняется на более удобный и психологически выигрышный — “они нас ненавидят”.

Тут следует обратить внимание на некоторые специфические психокомплексы в русском сознании. Русская общественность любит обсуждать враждебные чувства других народов относительно русских, но всячески уклоняется от обсуждения и анализа собственных негативных чувств к другим: евреям, татарам, кавказцам, украинцам, прибалтам, сплошь и рядом подменяя серьезный уровень рассмотрения примитивными клоунадами с заверениями “простых людей” в любви к соседу-инородцу или трогательной историей взаимоотношений отдельного русского с отдельным нерусским, что никоим образом не снимает с повестки дня необходимости глубокого и честного анализа взаимоотношений народов.

В отношении русской общественности к украинскому национально-освободительному движению можно отметить определенную культурно-психологическую особенность, которую определил Ф.М. Достоевский, сказавший, что люди всегда ненавидят тех, кому они причинили зло. Ведь русскому сознанию, над которым тяготеют (вспомним точку зрения историка В.Е. Возгрина) старинные племенные комплексы деления мира на “свой” и “чужой”, а соответственно, и морали на мораль для своих и чужих, неимоверно тяжело отдать должное тем, кто был объективно против России, против ее войск и при этом был прав, а его действия были этически справедливы и исторически оправданы. Для этого нужно подняться над племенными комплексами, над национальной ограниченностью.

Наконец, признать историческую справедливость украинского освободительного движения 40 — 50-х годов на западных землях означает необходимость (логическую и моральную) сделать весьма самокритические выводы.

Вот уже 11 лет длится очень странное, абсолютно нелогичное состояние, когда мы ежегодно отмечаем День независимости Украины и одновременно с этим не признаем тех, кто, не щадя живота своего, за эту независимость боролся. ОУН-УПА была единственной вооруженной силой, которая боролась за независимое украинское государство.

Признавать независимость Украины — значит признавать и героев борьбы за нее. Не признавать борцов за независимость — означает не признавать саму независимость. Надо быть последовательными: кто сказал “а”, тот должен сказать и “б”. И, кажется, что-то и у нас меняется даже не к лучшему, а просто к нормальному. Как сообщило агентство УНИАН: “… Под председательством вице-премьер-министра Украины Владимира Семиноженко состоялось очередное заседание правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН-УПА, на котором обсуждался проект закона “О восстановлении исторической справедливости по отношению к борцам за свободу и независимость украинского государства” во исполнение поручения правительства.. Представляя этот документ, заместитель государственного секретаря Министерства юстиции Александр Расенюк отметил, что основой для его разработки стал предварительный исторический вывод Института истории Украины — ведущего научного учреждения по вопросам изучения деятельности ОУН-УПА. Законопроектом предлагается признать борьбу Украинской повстанческой армии с идеологическим обеспечением Организации украинских националистов борьбой за свободу и независимость украинского государства и считать период с сентября 1939 г. до середины 50-х годов XX столетия движением сопротивления, которое оказывалось ОУН-УПА с одной целью — объединения и создания единой Украины. В ходе обсуждения практически все участники совещания отметили прогресс в рассмотрении этого вопроса. Они в целом одобрили поданный проект закона. Заинтересованным центральным органам исполнительной власти поручено доработать законопроект с учетом высказанных предложений и замечаний.

Участники совещания отметили, что успешная работа правительственной комиссии непременно будет способствовать консолидации украинского общества и является существенным вкладом в общественную деятельность по восстановлению исторической справедливости”.

К этому сообщению трудно что-либо добавить. Ну, а “бандерофобия” будет постепенно исчезать, по мере того, как русское сознание будет примиряться с фактом существования независимого украинского государства.

P.S. Кстати, а почему бы не создать комиссию по изучению деятельности КПСС/КПУ? И поручить Институту истории Украины сделать предварительные исторические выводы о последствиях для Украины работы этой организации. А заодно и деятельности таких структур, как ЧК, ОГПУ, НКВД, МГБ, КГБ по претворению в жизнь линии партии Ленина-Сталина.

P.P.S. И наконец, для баланса и справедливости мне бы хотелось процитировать некоторые письма от русских людей, полученные моим коллегой, постоянным ведущим передачи “Якби ми вчились так, як треба…” на Украинском радио профессором Анатолием Погрибным.

Вот письмо от киевлянина А. Васильева:

“Ах, как мы, русские, боимся украинского национализма! Но националист — это человек, который любит свой народ, бережет свою культуру и язык. Поэтому все китайцы (в Китае) — националисты, все немцы (в ФРГ) — националисты, все русские (в России) — националисты. И т.д. Так почему же когда украинец на своей земле заговорит по-украински, мы его, как нацисты, травим?”.

А вот письмо М. Мартынова из Харькова:

“Как-то в разговоре с одним демократом местного розлива зашла речь о формированиях ОУН-УПА.

— Это бандиты! — безапелляционно выпалил собеседник. — Да, да, — поддакнул я, — проходу от них не было в Подмосковье. — Почему в Подмосковье? — непонимающе уставился он на меня. — Они же действовали в Западной Украине. — Разве? — притворно удивился я. — Но тогда позвольте спросить: кто туда звал советских? Не они ли вломились туда и стали насаждать свои порядки? Да ведь каждый в таком случае должен всеми способами защитить собственный дом. Итак, кто же бандит — тот, кто защищает свой дом, или тот, который в него врывается? Я русский человек, и я низко кланяюсь бойцам ОУН-УПА, это настоящие герои; в отличие от многих, они не пошли покорно в ГУЛАГ, а сопротивлялись до конца”.

И это тоже русское сознание…

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость Івасик Телесик
От этих Вудусов и тут спасенья нету. :)

Ивасик меня понял.

Аґа, зрозумів. :)

З ким маю справу? :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Ивасык, мне лично тема Степена Бандеры не интересна. Просто не интересна.

Тему создал, как платформу для еще одного обсуждения и по Вашей просьбе.

А правда может быть разной. Еще как может.

Да почитайте хоть топ Df1201.

Кстати, Df1201, спасибо за историю, но такие длинные сообщения до конца, обычно, никем не дочитываются...

А через культ Вуду проводить украинизацию - круто!!!

Только не почернеем ли?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость VSM
Доброго дня!

http://ukrlife.org/main/tribuna/bndrfobia.html

ФЕНОМЕН БАНДЕРОФОБИИ

В РУССКОМ СОЗНАНИИ

Для формирования нормальных межгосударственных отношений между Украиной и Россией, а также взаимоуважительного и доброжелательного общения между двумя народами, украинским и русским, необходимо взаимопонимание не только на уровне здравиц, официальных заявлений и прочих фестивальных проявлений, но и на уровне признания за каждой стороной права на собственную трактовку собственной истории. Необходимо понимание того, что каждый народ имеет своих героев и определяет их сам, независимо от настроений соседей. И сыграв вполне положительную или преимущественно положительную роль в отечественной истории, деятель политики, вооруженных сил, идеологии, экономики, религии может сыграть роль прямо противоположную в истории других стран.

Пройдя смерчем по Азии и Европе, став пугалом для многих народов, Чингиз-хан, он же — Темучин, все равно останется для монголов национальным героем, создавшим империю, превзошедшую своими размерами и Римскую, и Британскую. Кто бы знал о существовании монголов, если бы не хан Чингиз, потрясатель Вселенной? На протяжении столетий монгольская военная мощь была непобедимой, а военное искусство монголов — самым передовым. Именно хан Чингиз осуществил на практике идею стратегического наступления огромными мобильными массами конницы. Он намного раньше, чем немецкий Генштаб, применил стратегию блицкрига.

Хотя, никто не требует от китайцев, индусов, персов, украинцев, грузин, русских всех прочих, ставших жертвами всадников, пришедших с далекой и никому не известной реки Керулен, относиться к Чингизу так же нежно, как монголы. Впрочем, и монголов нельзя лишать права давать собственные оценки Чингиз-хану. Можно, конечно, вспомнить марксистскую схему “справедливых и несправедливых” войн.

В СССР справедливыми считались все войны, которые вела эта страна, а несправедливыми — войны всех тех, кто деяниям Советского Союза оказывал сопротивление.

Испанцы гордятся своими конкистадорами, рыцарями-авантюристами, завоевавшими Новый Свет, а вот индейские народы Америки воспринимают их совсем по-другому. Да и вряд ли сами испанцы очень симпатизируют и отдают должное беспримерному мужеству голландских гёзов, участников национально-освободительного движения, которые в XVI веке вышвырнули испанские войска из “низовых земель” (Нидерланды).

Отношение поляков к А. В. Суворову резко отличается от отношения русских, поскольку полководец успел побывать в Польше и принять участие в подавлении одного из польских восстаний, и особым милосердием не отличался.

Никак у россиян не получается консенсуса и с кавказскими горцами на предмет отношения к генералу Ермолову. Во время боев российских войск с экспедиционным корпусом Шамиля Басаева в Дагестане российское телевидение показало интервью с неким дагестанцем, явным сторонником России, который крыл Басаева последними словами, рассказывая о его наглом поведении в захваченном дагестанском райцентре. Желая максимально заклеймить повстанческого командира, дагестанец сказал: “Он тут, этот Басаев, наглец, расселся как… как.., — наконец рассказчик нашел максимальное оскорбительное для чеченца сравнение, — как Ермолов”.

Когда речь идет о крупных исторических деятелях народов, отношения между которыми были сложными, этим народам крайне тяжело установить консенсус, сиречь, единодушие.

Например, вряд ли когда либо украинцы и русские придут к общему мнению о личности Мазепы (весьма отрицательное отношение с русской стороны), личностях Петра I и Екатерины II (весьма отрицательное отношение с украинской стороны).

Кстати, недавно снятый известным украинским режиссером Ильенко фильм “Молитва о Мазепе”, который успел произвести сенсацию на некоторых международных кинофестивалях, был весьма недружелюбно встречен в России. Министр культуры этой страны г-н Швыдкой заявил даже о необходимости запрета этого фильма на территории Российской Федерации, о снятии его с российского экрана. Причина? В фильме представлена украинская точка зрения на Мазепу, Петра и взаимоотношения двух народов в этот период. Для контраста: в Украине еще не был запрещен ни один российский фильм, даже скандально знаменитый “Брат-2”, несмотря на его агрессивно-антиукраинский характер.

Никто не запретил и не попытался запретить роман Алексея Толстого “Петр I”, хотя далеко не все в Украине согласны с такой трактовкой образа русского императора, трактовкой исключительно положительной.

Есть и другие взгляды на эту, мягко говоря, весьма противоречивую личность. Правда, почитатели Петра от этого легко абстрагируются, все прощая монарху за то, что он “служил России”.

Увы, не прощается чужим героям, даже если они не менее самоотверженно служили своим странам и народам.

К чужим выдвигаются сверхвысокие морально-этические требования.

А вот о страшной резне, которую учинил Петр I в столице украинского гетмана, вспоминать не любят. В городе Батурине было уничтожено все население, невзирая на пол и возраст. Вся вина этих мирных жителей была в их, говоря позднейшим советским языком, “прописке”. Французские и голландские газеты этого времени написали о батуринской бойне, где людей четвертовали, сажали на кол, колесовали.

Написала об этом и издаваемая в начале XVIII века на французском языке львовская городская газета.

Садизм Петра во многом напоминал садизм Ивана Грозного.

Как писал Сергей Соловьев: “Была страшная для Москвы осень 1698 года. На Красной площади, на зубцах городской стены, гнили трупы казненных стрельцов…”.

А вот Николай Костомаров: “Петр, как говорят, собственноручно отрубил головы пятерым стрельцам в Преображенском… С 11 октября по 21 в Москве ежедневно были казни…

Ломали руки и ноги колесами, другим рубали головы… Сам царь, сидя на лошади, смотрел на это зрелище” (“Исторические монографии”, 1989, с. 115).

По приказу Петра в пыточном подвале удавили его собственного сына; есть данные, что царь при этом присутствовал…

Есть немало исторических данных о беспробудном алкоголизме Петра, распутстве, диких оргиях. Но все равно — герой. Есть текст письма, написанного послом Франции в России де Кампредоном министру иностранных дел графу де Морвилю, где утверждается, что причиной смерти Петра была, как тогда выражались, “любострастная болезнь”, так как монарх был “женонетерпелив” (Сборник императорского Русского исторического общества. Санкт-Петербург, 1886, т. 52, с. 433-437).

У царя были очень специфические развлечения. Тот же Костомаров пишет: “Петр приказал вырыть из земли гроб Милославского и привезти в Преображенское на свиньях” (Н. Костомаров “Исторические монографии…”, 1989, с. 113).

В последние годы Петр превратился во взрывного психопата, страдавшего конвульсиями. Что же касается “процветания страны” всего время, то это скорее легенда, чем истина. Императору в его постоянных завоеваниях было некогда заниматься обустройством, реальным обустройством России. При Петре количество крестьянских дворов уменьшилось на 20 %. Свирепствовала уголовщина: “Воры и разбойники ходили целыми шайками, нападали на деревни и монастыри, разбивали и грабили: пойманных обыкновенно вешали. Даже Москва представляла собой, по замечанию фельдмаршала Шереметьева, “вертеп разбойников”: бродяги ходили по улицам…” (В. Новаковский. “Рассказы о Петре Великом”; СПб, 1896, с. 60).

Коррупция и воровство были фантастическими. Меншиков, которого Петр бил дубиной за неистребимую страсть к присвоению государственного имущества, несмотря на полную неграмотность, в 1727 г. стал генералиссимусом, а после того, как попал в опалу, был, наконец, пойман за руку. У него конфисковали: “250000 одного столового серебра, 8000000 червонцев, на тридцать миллионов серебряной монеты и на три миллиона драгоценных камней и всякого узорочья…” (Н. Костомаров “Исторические монографии…”, 1989. с. 193).

Суммы, даже по нынешним временам, астрономические. Конь тогда стоил 10 рублей.

Временами россияне, как бы воспрянув ото сна, видят настоящего Петра:

“Знали ли беллетристы 1820-1840 годов об истинном облике Петра? Безусловно, знали… Когда дело доходило до самого Петра, то исторические эрудиции не востребовались. В коллективном парадном портрете первого русского императора, нарисованном в николаевскую эпоху, нет ни одного затемненного мазка. Это — мудрый царь, справедливый благотворитель, добронравный муж, и у нет ничего общего с тем, кто разорил подданных и грабил церкви; кто был столь злопамятен, что приказал вырыть через годы трупы казненных стрельцов и повесить их на площади наново; кто любовался пытками собственного сына…” (“Старые годы. Русские исторические повести и рассказы первой половины XIX века”. М., 1990, с. 363).

Николай Бердяев: “Приемы Петра были совершенно большевистскими. Он хотел уничтожить старую московскую Россию, вырвать с корнем те чувства, которые лежали в основе ее жизни…” (“Истоки и смысл русского коммунизма”. М. 1990, с. 12). А Константин Аксаков дал такую оценку этому представителю дома Романовых:

“Вся Русь, вся жизнь ее доселе

Тобою презрена была,

И на твоем великом деле

Печать проклятия легла”.

И тем не менее он — кумир и предмет обожания многих россиян, а более всего — власти.

Я дал этот пространный исторический экскурс, чтобы показать, насколько “объективны” и “справедливы” бывают народы, но, в первую очередь, официальная историография к своим и чужим деятелям истории. Ведь на фоне всех “чудачеств” (кровавых, главным образом) Петра Алексеевича, Иван Степанович Мазепа выглядит куда как привлекательнее. И понятно, что непредсказуемый садист, изверг и детоубийца мог вызвать у европейски воспитанного гетмана ужас и страх, не за себя лично, а за свой народ.

Кроме этого исторического эпизода, противостояния Петра и Ивана, есть немало других, чрезвычайно болезненных для сознания двух народов.

Это и российско-украинская война 1918-1921 гг., где против Украинской Народной Республики воевала и белая и красна Россия. Это и события голодомора 1932-1933гг..

Но особенно острой является проблема восприятия русским национальным сознанием национально-освободительного движения 1939-1954 гг. на западных землях Украины под руководством ОУН (Организации Украинских Националистов). Это движение известно русским как “бандеровщина”, а феномен, который вынесен в заглавие статьи, принадлежит к числу фундаментальных, базовых конструкций русской ментальности в ее отношении к Украине и украинцам.

“Бандеровщина” в русском сознании имеет мало общего с деятельностью ОУН-УПА как реальным явлением украинской истории.

Можно даже говорить о специфически русской модели трактовки этого движения, модели, которая из-за многочисленных иррациональных элементов дает основание для определения ее как мифа, составной части других русских мифов на украинскую тематику. Отношение к украинскому национальному движению даже в кругах образованных и либеральных русских интеллигентов остается на чисто пропагандистском уровне, что заставляет вспомнить времена советского Агитпропа с его “объективным” и “научным” “исследованием” взглядов идейных противников. Большим прогрессом в осмыслении этого явления русским сознанием было бы хотя бы забвение истерично-обвинительного тона, что господствует практически во всех российских текстах, даже в тех, где есть претензии на академичность.

В этом сознании, а еще больше подсознании, историческая реальность превратилась в символ, который живет своей, автономной от истины, жизнью. Этот символ чрезвычайно активно используется во многих публикациях, имеющих целью создать негативный, максимально непривлекательный образ Украины, отдельных ее регионов и политических сил.

На территории самой Украины этот символ является краеугольным камнем всей пропаганды левых и пророссийских партий и организаций. Символ должен послужить делу противопоставления западных и восточных регионов государства, запугивания русского и русскоязычного населения востока и юга какой-то ужасной, жестокой, неизвестной, а потому еще более страшной, силой. Над созданием этого символа трудился огромный отряд коммунистических пропагандистов на протяжении последних 60 лет, и эта работа не прекращается и сейчас. В среде российских историков пока еще не зафиксировано попыток объективно и непредвзято разобраться в этих фактах украинской истории.

“Бандеровец” предстает в восприятии среднего русского на подсознательном уровне как своего рода “антиидеал” Украины, как живое воплощение “плохой Украины” в отличие от идеала хорошей Украины — Малороссии, которая пребывает под полным политическим и духовным контролем Москвы.

“Бандеровец” — это, так сказать, модель самых худших черт украинца, как их себе представляет русское сознание.

Это тип антирусский по определению именно из-за своего украинства, из-за максимально резкого и неуступчивого проявления, манифестации своего украинства в формах, что принципиально по своему характеру сопоставимы с формами демонстрации “русскости” русским как представителем державного народа. Однако такое же поведение украинца, которое выступает отражением поведения русского, поляка, немца, венгра как носителей национальной самодостаточности воспринимается русским с его устоявшимися представлениями о “норме” для украинцев как вызов и агрессия, по крайней мере, как потенциальная угроза. Это, в свою очередь, вызывает агрессию со стороны носителя русского сознания, которую он считает спровоцированной. Спровоцированной одним только фактом существования такого “аномального украинского типажа”. Вспоминается один показательный случай.. В году так 1975-м — 1976-м (во время обучения автора этих строк на философском факультете Киевского университета) со мной учился студент по фамилии Сандуца. Он был примечателен тем, что во времена, когда все украинское, мягко говоря, не приветствовалось, всегда говорил только по-украински, никогда не переходя на другой язык. Казалось бы, ну, что тут странного? Украинец говорит на своем родном языке.

Точно так же вели себя русские: они всегда и везде говорили только по-русски. И никаких претензий к ним не возникало.

А вышеупомянутого Сандуцу все-таки вызвали в 1-й отдел и попросили перейти на “великий, могучий и свободный”. Мягко так, ненавязчиво. Однако, учитывая авторитет ведомства, рекомендация была более чем убедительной. А потом этот человек вообще куда-то исчез. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Он демонстрировал свою “украинскость”, свое национальное “я” так, как это делали русские. Но, что можно Юпитеру, того нельзя быку”. Его абсолютно нормальное для всех народов национальное поведение было воспринято как знак, символ агрессии. Он повел себя так, как украинцу вести себя в СССР, в Российской империи было “не положено”. Взял не по чину, не по национальному чину. Его поведение, нарушавшее национальную норму для всех “нерусских”, воспринималось как оскорбление, как нарушение установленного порядка и как агрессия против носителей русского языка.

Собственная же национальная агрессивность переносится на другого и приписывается этому другому, что вызывает чувство угрозы и незащищенности. Это очень своеобразная мазохистская агрессивность, когда сам источник агрессии ощущает себя жертвой, нуждающейся в защите и сочувствии, когда в роли “перпетуум-мобиле” агрессивности выступает искусственно возбужденный в себе самом страх и комплекс острой, хотя и не оправданной реальными обстоятельствами, жалости к себе. Яркой иллюстрацией этого тезиса может быть ситуация с “русскоязычными” за пределами Российской Федерации и ее освещение СМИ этой страны с бесконечными жалобами на “ущемления” и “преследования”.

“Бандеровец” воспринимается россиянами как метафизическая, почти манихейская угроза со стороны “сыновей тьмы”. Однако участие реальных “бандеровцев” в формировании таких представлений было минимальным, остальное сделало само русское сознание с его специфическими, созданными такой же специфической историей, особенностями. Кое-что об этих особенностях можно иногда прочитать у российских исследователей.

Вот что писал петербургский историк, доктор наук В. Е. Возгрин в статье “Беру свои слова обратно” в газете “Голос Крыма” № 23 от 13 июля 1997 года:

“…На этом камне свободно избранных несвободы и деспотизма строилась будущая Россия. Потом укрепились сельские общины, воскрешавшие племенной диктат большинства и презрения к личности, манихейски жесткое разделение мира на “наших” и “ненаших” и соответствующие двойные мораль и нормы общежития (для своих и чужих).

То есть, по сути, аморализм, ставший постепенно одной из самых поразительных черт, которые уже точно “аршином общим не измерить”.. Сюда же относится и нигилистическое отношение к частной собственности, благодаря которому марксизм, широко известный в Европе, смог укорениться и вырасти в суковатое дерево большевизма лишь в России.

Именно отсюда, полагал я в последних работах, из чисто психологической приверженности к архаике, то есть, к консервации древних коллективно-подсознательных стереотипов, исходят многие исторические и современные беды русского народа. И еще раз подчеркиваю, происхождение и развитие этих национальных черт объясняются отнюдь не некой расовой предопределенностью… они благоприобретены в результате того самого особого русского пути прогресса, наличие которого, кажется, никто не отрицает”.

Русское сознание легко признает право народов на самоопределение, на антиколониальную войну, когда речь идет о событиях, не касающихся России. Россияне охотно сочувствуют палестинцам, сочувствовали южноафриканским бурам, симпатизируют курдам, потому что это не налагает на них ни малейших обязательств относительно пересмотра собственной истории, а тем более собственных границ. Именно потому русскому сознанию так тяжело признаться самому себе, что “бандеровщина” была самым обычным национально-освободительным движением, таким же, между прочим, как и в 1918-1921 гг.

Но такое признание будет требовать и определения места и роли самих россиян в этом процессе. А такое определение вряд ли будет очень комплиментарным.

Поскольку “бандеровское” движение было объективно направлено против имперских интересов России, было эффективным, хорошо организованным, последовательным и непримиримым, таким, от которого нельзя было откупиться очередным протекторатом или доминионом — оставался только путь его пропагандистской демонизации, хотя типологически это движение не отличалось принципиально от антифранцузского движения в Алжире или антианглийского в Ирландии.

Представления широкой российской общественности об эпопее ОУН-УПА сводятся к совокупности мифологем: сотрудничество с гитлеровским режимом, зверства, патологическая русофобия. Элемент невежества, сознательно сформированный Агитпропом, тут, безусловно, присутствует.

Об этом свидетельствует тот факт, что, казалось бы, профессиональные “борцы с “бандеровщиной”, как правило, не могут назвать имена деятелей этого движения, кроме, ясное дело, самого Степана Бандеры, абсолютно не информированы на предмет конкретных событий, документов и т. д.

Это фобия неизвестного, а потому еще более ужасного. Работа же с документами раскрывает другую картину. Например, тот же Степан Бандера никогда не страдал русофобией, неприятием русских как таковых только за то, что они русские. Не страдал он таким отношением к полякам, венграм, румынам, евреям. Его отношение к другим народам определялось отношением этих народов к независимости Украины. Интересно, как он сам определял статус русских в будущем самостоятельном украинском государстве: “Требование полной лояльности по отношению к Украине и ее освободительной борьбе стоит на первом месте. Тем русским, которые отвечают этим требованиям, следует гарантировать и обеспечить полное и всестороннее равноправие во всех гражданских правах и полную свободу их национального развития, соответственно международным принципам относительно национальных меньшинств. Это же относится к другим национальным группам в Украине”..

Что же касается тех, кто ведет подрывную работу против Украины и украинского народа, то таковых “необходимо обезвреживать доступными в этой ситуации средствами и методами, в соответствии с международными правилами” (С. Бандера, “Перспективи української революції”. Мюнхен. 1978, с. 593-594).

Такое отношение к национальным меньшинствам существует во всех странах, которые принято называть цивилизованными. К лояльным гражданам — предельно лояльное, к нелояльным — нелояльное. Антигосударственная деятельность не приветствуется нигде.

Что касается взаимоотношений ОУН с Германие, прежде всего, надо прямо и честно признать исторический факт сотрудничества СССР с Берлином. И не только СССР. Англия и Франция в лице своих лидеров Чемберлена и Даладье посредством мюнхенского сговора отдали на растерзание Гитлеру Чехословакию, единственное демократическое государство на востоке Европы. Это было не просто сотрудничество, а соучастие в преступлении.

Советский Союз вместе с Гитлером напал на польское государство. Это — соучастие в преступлении. И в период с 1939-го по 1941 г. СССР был стратегическим союзником гитлеровской Германии, обеспечивающий ее потребности в энергоносителях, сырье, хлебе и т.д. Без этой всесторонней помощи и поддержки Гитлер не смог бы так успешно воевать в Западной Европе и на Балканах, а его флот (подводные лодки и рейдеры) столь успешно противостоять флоту Ее Величества.

Между прочим, именно в 1939-м, когда вслед за Красной Армией в Западную Украину вошли спецподразделения НКВД, члены ОУН стали подвергаться массовым репрессиям, что заставило их бежать в немецкую зону оккупации Польши.

После 22 июня 1941 г. изгнанники возвращаются в Западную Украину. 30 июня 1941 г. во Львове они провозглашают Акт восстановления независимости Украины, имея, таким образом, в виду преемственность с Украинской Народной Республикой и Западно-Украинской Народной Республикой. Но они сразу же оговаривают, что это лишь первый этап, а основное провозглашение восстановления украинской государственности должно состояться в Киеве. Берлин требует от Степана Бандеры отозвать Акт независимости. Бандера и его соратники отказываются. Руководство ОУН арестовывается немцами, часть членов руководства расстреливается, часть отправляется в концлагеря. Степан Бандера становится узником концлагеря Заксенхаузен аж до 1944 года. Поэтому реальным лидером борьбы за независимость Украины становится командующий Украинской повстанческой армией генерал-хорунжий Роман Шухевич (псевдоним — Тарас Чупринка), сын известного историка и этнографа.

Немецкие власти начинают массовый террор против ОУН, идут расстрелы и повешения украинских националистов. ОУН не остается в долгу и начинает вооруженные действия против вермахта, войск СС и других оккупационных сил Германии. В концлагере Аушвиц (Освенцим) фашисты уничтожают двух родных братьев Бандеры. Немецкие военные архивы (прежде всего, архив в городе Кёбленц) хранят множество рапортов офицеров вермахта, гестапо и СС о нападении на вверенные им части “украинских националистических банд”. Интересно, что подобные ярлыки по адресу УПА встречаются и в советских документах. Удивительное единодушие…

В 1944г., когда немецкие войска покидают Украину, Степана Бандеру освобождают, поскольку Германия утратила интерес к Украине, и лидер ОУН уже не представляет для рейха опасности. Теперь Бандера уже не проблема Гитлера, он — проблема Сталина.

Перед освобождением немецкая сторона предложила лидеру ОУН подписать соглашение о перемирии и сотрудничестве УПА с Германией, обещая взамен оружие и амуницию для украинских повстанцев. Это не были переговоры равноправных сторон. Германии противостоял бесправный узник концлагеря, с которым можно было сделать все, что угодно. Для Бандеры это были переговоры с “петлей на шее”. Однако узник отказался от сотрудничества с Германией. Так что на фоне сотрудничества Сталина с Гитлером “сотрудничество” с Гитлером Бандеры выглядит совсем иначе.

Что же касается “зверств”, то на войне, к сожалению, это явление распространенное. Кстати, жертвами зверств НКВД и советского государства стали многие жители Западной Украины, более 1 млн.. человек. Это сотни тысяч расстрелянных, замученных в концлагерях ГУЛАГа, погибших в сибирской ссылке. Но вот об этих зверствах советская пропаганда всегда умалчивала.

Тут есть еще один вопрос. УПА была партизанской армией, которая действовала в Западной Украине с 1942-го по 1954 год, а отдельные отряды до середины 60-х. Любая партизанская армия критически зависит от поддержки местного населения. Ни одна такая армия не сможет существовать среди ненавидящих ее местных жителей. А тот, кто творит зверства, очень быстро становится объектом ненависти. Значит, что-то тут у коммунистических пропагандистов не сходится. Впрочем, зверства и преступления против западных украинцев были, и об этом рассказывают некоторые интересные советские документы. Вот, например, такой.

“Совершенно секретно.

Военный прокурор войск МВД Украинского округа

15 февраля 1949 г.

№ 4/00134

Секретарю ЦК КПБ Украины тов. Н.С. Хрущеву. Докладная записка о фактах грубого нарушения советской законности в деятельности так называемых спецгрупп МГБ.

Министерством госбезопасности Украинской ССР и его управлениями в западных областях Украины в целях выявления вражеского, украинско-националистического подполья, широко применяются так называемые спецгруппы, действующие под видом бандитов УПА.

Этот весьма острый метод оперативной работы, если бы он применялся умело, несомненно, способствовал бы скорейшему выкорчевыванию остатков бандитского подполья.

Однако, как показывают факты, грубо провокационная и неумная работа ряда спецгрупп и допускаемые их участниками произвол и насилие над местным населением не только не облегчают борьбу, но, наоборот, усложняют ее, подрывают авторитет советской законности.

Например:

1.В марте 1948 г. спецгруппа, возглавляемая агентом МГБ “Крылатым”, дважды посещала дом жителя с. Грыцькы Дубовицкого р-на Ровенской обл. Паламарчук Г.С., 62 лет, и, выдавая себя за бандитов УПА, жестоко истязала его и двух его дочерей, обвиняя их в том, что якобы они “выдавали органам МГБ украинских людей”.

На основании полученных таким провокационным путем “материалов” они были арестованы, причем, как заявили арестованные, сотрудники отдела МГБ во время допросов их также били и требовали, чтобы они дали показания о связи с бандитами.

2. В ночь на 22 июля 1948 г. спецгруппой был уведен в лес житель с. Ридкив Михальчук С.В., инвалид Отечественной войны. В лесу он был подвергнут допросу, во время которого его связывали, подвешивали и тяжко избивали, добиваясь таким путем показаний о связи с бандитами.

3. В ночь на 23 июля 1948 г. этой же спецгруппой из с. Подвысоцкое была уведена в лес гр-ка Репницкая Н.Я., рожд. 1931 г. В лесу она была подвергнута пыткам. Участники спецгруппы тяжко ее избивали, подвешивали вверх ногами,…, а затем поочередно изнасиловали. В беспомощном состоянии она была брошена в лесу, где ее нашел муж и доставил в больницу, в которой находилась продолжительное время на излечении.

Не располагая достаточными материалами, так называемые спецгруппы МГБ действуют вслепую, в результате чего жертвой их произвола часто являются лица, непричастные к украинскому бандитскому националистическому подполью. Наряду с этим следует сказать, что этот метод работы органов МГБ хорошо известен оуновскому подполью. Не являются также секретом подобные “операционные комбинации” и для тех лиц, над которыми участники спецгрупп чинили насилие.

Подобные факты из деятельности спецгрупп МГБ, к сожалению, далеко не единичны и, как показывает следственная практика, если в отдельных случаях спецгруппам путем насилия и запугивания, все же удается получить “признательные показания” от отдельных лиц о связи их с бандитским подпольем, то добросовестное и проведенное в соответствии с требованиями закона расследование неизбежно вскрывает провокационную природу этих “признательных показаний”, а освобождение из тюрьмы арестованных по материалам спецгрупп влечет за собой дискредитацию советской законности, органов МГБ и возможность использования каждого случая провокаций во вражеских, антисоветских целях украинскими националистами.

Выступая в роли бандитов УПА, участники спецбоевок МГБ занимаются антисоветской пропагандой и агитацией, идут по линии искусственного провокационного создания антисоветского националистического подполья. Кто может поручиться, что обработанные таким провокационным путем лица не уйдут из-под контроля органов МГБ и не совершат террористический акт.

Например: в ночь на 18 сентября 1948 г. в с. Ставкы Ровенского района участниками антисоветской националистической организации был разоружен боец самоохороны Ковалишин и совершен террористический акт над жительницей Кучинец Л.Ф., являвшейся секретной сотрудницей МГБ. Организаторами данной националистической группы и организаторами убийства гр-ки Кучинец являлись секретные сотрудники Ровенского РО МГБ.

Грабежи, как и другие нарушения советской законности оправдываются также оперативными соображениями и не только рядовыми работниками МГБ, но и самим министром тов. Савченко, который в беседе со мной заявил: “Нельзя боевки посылать в лес с консервами. Их сразу же расшифруют”. Таким образом, грабежи местного населения спецбоевиками рассматривают как неизбежное зло.

Органы МГБ под руководством партии проводят огромную работу по выкорчевыванию остатков украинско-националистического бандитского подполья, в борьбе с которым хороши все средства и нужны хитрость и изворотливость. Но нарушения партийных и советских законов недопустимо, на что Вы, Никита Сергеевич, неоднократно указывали.

Военный прокурор войск МВД Украинского округа полковник юстиции Кошарский.”

Интересно, сколько подобных акций МГБ было списано на “зверства” “бандеровцев”? Советский военный прокурор утверждает, что это были далеко не единичные случаи. Это была хорошо организованная массовая кампания террора под видом “бандитов” националистического подполья. Между прочим, подобная тактика не являлась изобретением названного периода. Сохранилось письмо В.И. Ленина, датированное началом 20-х годов (уже неоднократно цитировавшееся в прессе), где он рекомендует красным войскам на плечах отступавших белогвардейских отрядов ворваться в Эстонию, перевешать как можно больше офицеров, попов, чиновников, полицейских, а потом все это на белых и списать. Так что все происходило в русле старой большевистской традиции: провокации, ложь, клевета.

Если у кого-то еще остаются сомнения, на чьей совести львиная доля зверств в Западной Украине, то вот еще один документ.

“Совершенно секретно.

Наркому внутренних дел СССР Л. Берии.

26.07.1945г. №8/156451. Сообщение об организации и результатах работы специальных групп для борьбы с оуновским бандитизмом в западных областях Украины.

Часть бандитов УПА, которые явились с повинной, используют сначала как отдельных агентов-боевиков, а позднее в боевых группах особого назначения, названных нами специальными группами.

В тех случаях, когда агент-боевик, который влился в банду или в подполье ОУН, не имел возможности физического уничтожения или захвата руководителя-главаря, его заданием была компрометация главаря банды или местного подполья для усиления и активизации разложения банды или местной организации ОУН.

Комплектование спецгрупп при оперативных группах НКВД УССР проводилось по принципу подбора агентов-боевиков, которые были проверены на исполнении заданий ликвидации оуновского бандитизма (в том числе убийств населения, которое сочувствовало ОУН-УПА).

В Ровенской и Волынской областях в состав специальных групп вливались также бывшие партизаны-ковпаковцы, хорошо знакомые с местными условиями, которые имели большой опыт борьбы с оуновским бандитизмом.

По своему внешнему виду и вооружению, знанию местных бытовых особенностей, языка и конспиративному способу действий личный состав специальных групп ничем не отличался от бандитов УПА, что вводило в заблуждение аппарат живой связи и главарей УПА и оуновского подполья.

В случаях угрозы расшифровки или невозможности осуществления захвата определенных планом главарей ОУН-УПА участники спецгрупп уничтожают последних, к тому же во многих случаях создают такое впечатление в оуновской среде и среди населения, что уничтожение руководителей ОУН-УПА осуществлено бандитами СБ (Служба безопасности ОУН. — Авт.).

В состав каждой спецгруппы входит от 3 до 50 и больше лиц, которые в зависимости от легенды и задания представляют собой особую “свиту” вымышленного бандитского руководителя.

По состоянию на 20 июня 1945г. всего в западных областях Украины действует 156 спецгрупп с общим количеством участников в них — 1783 человека.

Нарком внутренних дел УССР — Рясный.”

Хочется обратить внимание читателя на выделенную мной фразу наркома, где он говорит о том, что своих агентов они проверяли на убийствах населения, сочувствовавшего ОУН-УПА. Заметьте, не сотрудничавшего, не помогавшего, а всего лишь сочувствовавшего ОУН-УПА. А если учесть, что сочувствовали в Западной Украине очень многие, подавляющее большинство, то и убивать можно было всех без разбору. Что и делалось. И послания отдельных военных прокуроров, которые пытались как-то ограничить этот беспредел, ничего изменить не могли.

Ну а жертвы многочисленных экзекуций НКВД — МГБ, как всегда, списывались на “зверства” “бандеровцев”. А потом подключался мощный аппарат агитпропа и легенды о массовых “зверствах” ОУН-УПА распространялись от Житомира до Курильских островов. Советским людям лгали постоянно, организованно и профессионально.

И почему-то даже те люди, которые считают себя демократами, антикоммунистами и антисталинистами, продолжают транслировать еще сталинского закваса пропаганду о “бандитах” ОУН-УПА. А между тем “бандитами” были все, кто сопротивлялся большевистскому террору. От отравленных боевыми газами тамбовских крестьян, доведенных до отчаяния коммунистическими грабежами и насилиями и восставших под предводительством Антонова, до узбекских дехкан, которые ну никак не хотели принимать красные порядки. Эти, считающие себя демократами люди, почему-то не дают себе труда подумать: мог ли режим, уничтожавший собственный народ, вести себя лучше в Западной Украине? И что должны были делать западные украинцы: покорно, как бараны на бойню, идти в сталинские ГУЛАГи? А они вот взялись за оружие и стояли насмерть. И потому — “бандиты”. Понятно, почему так люто ненавидят ветеранов ОУН-УПА коммунисты. Они ведь мало где получали такой серьезный отпор. Партийный актив чувствовал себя в Западной Украине уж очень неуютно. И пережитый ими страх до сих пор делает их самыми рьяными носителями соответствующих догм агитпропа, в первую очередь жуткого образа “бандеровца”, который должен вызывать страх, ненависть и отвращение на физиологическом уровне. Этот более чем сомнительный в своей основе образ очень активно и, увы, успешно используется антиукраинской пропагандой как своего рода “страшилка” для этнических русских в Российской Федерации и Украине и для определенной части украинцев востока и юга. Это облегчается тем, что в названых регионах толкование истории украинского национально-освободительного движения отдано на откуп антигосударственным силам разной направленности, в первую очередь, коммунистам.

В их толковании, как и в большинстве российских публикаций (практически во всех), “бандеровцы” предстают как мастера самых изощренных пыток (хотя, в действительности, именно они часто были жертвами таковых), как носители зверских инстинктов, специалисты по разным издевательствам над русскими, евреями и поляками. Два последних этноса вряд ли вызывают искреннее сочувствие пропагандистов, но обязательно называются для придания “зверствам” большей универсальности.

Что касается трагических событий на Волыни и в Галичине, то они были спровоцированы польской Армией Крайовой (АК). Поляки организовали этнические чистки, а на Львовщине такие чистки имели геополитический характер: АК стремилась создать сплошной коридор польских сел от Кракова до Львова. С этой целью наносились систематические удары по украинским поселениям. УПА предложила АК прекратить эти акции и начать переговоры. Реакции не последовало. Тогда УПА по методу “клин клином” нанесла удар по польским селениям. После этого руководство АК пошло на переговоры с украинцами. Кого больше винить в этой ситуации: АК или УПА? Кстати, АК в Польше давно признана героической организацией, хотя она изрядно “пощипала” польских коммунистов.

Одновременно антиукраинские пропагандисты последовательно и принципиально замалчивают все жестокости против ОУН-УПА и мирного населения. Ибо признание этих преступлений также будет способствовать разрушению “антибандеровского” мифа. Соответствие этого абсолютно негативного образа “бандеровца” реальности — вопрос вне обсуждения в российской исторической науке, не говоря уже о публицистике. И все это несмотря на то, что сегодня существует возможность доступа ко многим аутентичным источникам.

Образ “бандеровца” в русском сознании почти полностью совпадает с образом галичанина, который воспринимается как западный, католический, чужой остальной Украине тип, как искуситель “пророссийского” (по определению) украинского народа.

Тут снова срабатывает фактор невежества. Как минимум, половину УПА и ОУН составляли выходцы из Волыни, Полесья, Буковины, в огромном большинстве — православные.

Галичане абсолютно противоречат всем устоявшимся русским догмам об Украине, что вызывает возмущение и враждебность большинства русской публики. Западные украинцы оказались более твердым и неуступчивым человеческим материалом, чем их восточные братья, находившиеся в значительно худших национальных обстоятельствах.

“Захиднякы” не поддавались русификации (прежде всего, психологической), были устойчивы к славянофильской и интернациональной пропаганде, религиозны, умели четко формулировать свои цели и национальные требования. То есть, они воплощали все те черты, которые русское сознание так не хотело видеть в украинцах. Галичане производили впечатление представителей развитой европейской нации, каковой по московским проектам не должно быть в Украине. Уровень их национального самосознания был, с точки зрения руководства СССР, слишком высок. Именно это в советские времена вызывало подозрение и недоверие к выходцам из Западной Украины, даже если это были носители обычных компартийных взглядов. Галичанину было практически невозможно попасть на верхушку партийного олимпа УССР.

Такое отношение русского общественного мнения (как правило, очень негативное) связано, кроме прочего, также с тем, что русская ментальность (и элитарная, и массовая) воспринимает высокий уровень украинского национального сознания как шовинистическую русофобию, нормой же считает почти полное отсутствие у украинцев национального сознания. Русские склонны приписывать “бандеровцам” ту враждебность к себе, которую они сами ощущают к сознательным в национальном отношении украинцам, и тогда тезис “мы их ненавидим” меняется на более удобный и психологически выигрышный — “они нас ненавидят”.

Тут следует обратить внимание на некоторые специфические психокомплексы в русском сознании. Русская общественность любит обсуждать враждебные чувства других народов относительно русских, но всячески уклоняется от обсуждения и анализа собственных негативных чувств к другим: евреям, татарам, кавказцам, украинцам, прибалтам, сплошь и рядом подменяя серьезный уровень рассмотрения примитивными клоунадами с заверениями “простых людей” в любви к соседу-инородцу или трогательной историей взаимоотношений отдельного русского с отдельным нерусским, что никоим образом не снимает с повестки дня необходимости глубокого и честного анализа взаимоотношений народов.

В отношении русской общественности к украинскому национально-освободительному движению можно отметить определенную культурно-психологическую особенность, которую определил Ф.М. Достоевский, сказавший, что люди всегда ненавидят тех, кому они причинили зло. Ведь русскому сознанию, над которым тяготеют (вспомним точку зрения историка В.Е. Возгрина) старинные племенные комплексы деления мира на “свой” и “чужой”, а соответственно, и морали на мораль для своих и чужих, неимоверно тяжело отдать должное тем, кто был объективно против России, против ее войск и при этом был прав, а его действия были этически справедливы и исторически оправданы. Для этого нужно подняться над племенными комплексами, над национальной ограниченностью.

Наконец, признать историческую справедливость украинского освободительного движения 40 — 50-х годов на западных землях означает необходимость (логическую и моральную) сделать весьма самокритические выводы.

Вот уже 11 лет длится очень странное, абсолютно нелогичное состояние, когда мы ежегодно отмечаем День независимости Украины и одновременно с этим не признаем тех, кто, не щадя живота своего, за эту независимость боролся. ОУН-УПА была единственной вооруженной силой, которая боролась за независимое украинское государство.

Признавать независимость Украины — значит признавать и героев борьбы за нее. Не признавать борцов за независимость — означает не признавать саму независимость. Надо быть последовательными: кто сказал “а”, тот должен сказать и “б”. И, кажется, что-то и у нас меняется даже не к лучшему, а просто к нормальному. Как сообщило агентство УНИАН: “… Под председательством вице-премьер-министра Украины Владимира Семиноженко состоялось очередное заседание правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН-УПА, на котором обсуждался проект закона “О восстановлении исторической справедливости по отношению к борцам за свободу и независимость украинского государства” во исполнение поручения правительства.. Представляя этот документ, заместитель государственного секретаря Министерства юстиции Александр Расенюк отметил, что основой для его разработки стал предварительный исторический вывод Института истории Украины — ведущего научного учреждения по вопросам изучения деятельности ОУН-УПА. Законопроектом предлагается признать борьбу Украинской повстанческой армии с идеологическим обеспечением Организации украинских националистов борьбой за свободу и независимость украинского государства и считать период с сентября 1939 г. до середины 50-х годов XX столетия движением сопротивления, которое оказывалось ОУН-УПА с одной целью — объединения и создания единой Украины. В ходе обсуждения практически все участники совещания отметили прогресс в рассмотрении этого вопроса. Они в целом одобрили поданный проект закона. Заинтересованным центральным органам исполнительной власти поручено доработать законопроект с учетом высказанных предложений и замечаний.

Участники совещания отметили, что успешная работа правительственной комиссии непременно будет способствовать консолидации украинского общества и является существенным вкладом в общественную деятельность по восстановлению исторической справедливости”.

К этому сообщению трудно что-либо добавить. Ну, а “бандерофобия” будет постепенно исчезать, по мере того, как русское сознание будет примиряться с фактом существования независимого украинского государства.

P.S. Кстати, а почему бы не создать комиссию по изучению деятельности КПСС/КПУ? И поручить Институту истории Украины сделать предварительные исторические выводы о последствиях для Украины работы этой организации. А заодно и деятельности таких структур, как ЧК, ОГПУ, НКВД, МГБ, КГБ по претворению в жизнь линии партии Ленина-Сталина.

P.P.S. И наконец, для баланса и справедливости мне бы хотелось процитировать некоторые письма от русских людей, полученные моим коллегой, постоянным ведущим передачи “Якби ми вчились так, як треба…” на Украинском радио профессором Анатолием Погрибным.

Вот письмо от киевлянина А. Васильева:

“Ах, как мы, русские, боимся украинского национализма! Но националист — это человек, который любит свой народ, бережет свою культуру и язык. Поэтому все китайцы (в Китае) — националисты, все немцы (в ФРГ) — националисты, все русские (в России) — националисты. И т.д. Так почему же когда украинец на своей земле заговорит по-украински, мы его, как нацисты, травим?”.

А вот письмо М. Мартынова из Харькова:

“Как-то в разговоре с одним демократом местного розлива зашла речь о формированиях ОУН-УПА.

— Это бандиты! — безапелляционно выпалил собеседник. — Да, да, — поддакнул я, — проходу от них не было в Подмосковье. — Почему в Подмосковье? — непонимающе уставился он на меня. — Они же действовали в Западной Украине. — Разве? — притворно удивился я. — Но тогда позвольте спросить: кто туда звал советских? Не они ли вломились туда и стали насаждать свои порядки? Да ведь каждый в таком случае должен всеми способами защитить собственный дом. Итак, кто же бандит — тот, кто защищает свой дом, или тот, который в него врывается? Я русский человек, и я низко кланяюсь бойцам ОУН-УПА, это настоящие герои; в отличие от многих, они не пошли покорно в ГУЛАГ, а сопротивлялись до конца”.

И это тоже русское сознание…

Ниасилил, патамушта стихи! :mrgreen:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость Івасик Телесик
Ивасык, мне лично тема Степена Бандеры не интересна. Просто не интересна.

Даремно! Даремно тому, що Ви, як журналіст, повинні хоча б приблизно в цьому орієнтуватися, а я Вам зараз розкажу лише про один факт, який переверне Вашу думку, стосовно Степана Бандери, уверх ногами.

А факт полягає в тому, що Степан Бандера практично усю війну просидів у концтаборі Саксенґаузен, куди його кинув Гітлер, після оголошення 30 червня 1941 року у Львові бандерівською фракцією ОУН Акт Відновлення Української Держави. Також за ґрати потрапив практично увесь осередок ОУН(б), в тому числі 2 брати Бандери, які там і загинули. І сидів там Бандера аж до того, поки їх не визволили союзні війська у вересні 1944 року.

Який він піля цього пособник Гітлера? :?

Хто про це знає? Чи знають про це ті, хто називає Бандеру нацистом, фашистом, пособником Гітлера тощо. Такі люди не знають просто елементарних фактів, зате добре знають совкові міфи. Вже Совєцького Союзу давно немає, а ми, за великим рахунком, все продовжуємо жити його міфами. Я вже не кажу про континґент, який робить елементарні помилки, зокрема пише не Бандера, а Бендера. Це елементарна безграмотність, але такім людям це не заважає влазити в подібні суперечки, як, наприклад, це зробив шановний Daemon. :?

Тему создал, как платформу для еще одного обсуждения и по Вашей просьбе.

А правда может быть разной. Еще как может.

Да почитайте хоть топ Df1201.

Дякую за пропозицію, але цю статтю Лосєва я читав вже давно. Це вже така своєрідна класика жанру. :D :)

Я здивований, що Ви ще досі її не читали. :roll:

Кстати, Df1201, спасибо за историю, но такие длинные сообщения до конца, обычно, никем не дочитываются...

Приєднуюсь до подяк! Стаття дійсно дуже цікава і своєчасна. :)

А через культ Вуду проводить украинизацию - круто!!!

Только не почернеем ли?

Українофоби обов’язково почерніють. :mrgreen: :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Даремно! Даремно тому, що Ви, як журналіст, повинні хоча б приблизно в цьому орієнтуватися, а я Вам зараз розкажу лише про один факт, який переверне Вашу думку, стосовно Степана Бандери, уверх ногами.

Я, как журналист (как это ни покажется странным) не должен ориентироваться ни в чем. И ни в чем не иметь мнения.

Для мнения, есть специалисты, к которым журналист и должен обращаться.

А факт полягає в тому, що Степан Бандера практично усю війну просидів у концтаборі Саксенґаузен, куди його кинув Гітлер

Источник информации, пожалуйста.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость Івасик Телесик
Я, как журналист (как это ни покажется странным) не должен ориентироваться ни в чем. И ни в чем не иметь мнения.

Для мнения, есть специалисты, к которым журналист и должен обращаться.

Так можна нарватися на такого спеціяліста, який забезпечить Вам "журналістську помилку". :) Хоча, Вам, напевно, видніше. :)

Источник информации, пожалуйста.

Джерел купа. Почати можна з Ґуґла та пошукати за ключовими словами "Бандера Саксенгаузен"

А порадити можу дуже непоганий ресурс http://oun-upa.org.ua, зокрема цю сторінку:

1. ОУН-УПА. Історія. (українська версія)

2. ОУН-УПА. История. (руссская версия)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Правительство Украины предоставит социальные льготы тем бывшим воинам Украинской повстанческой армии (УПА), которые в период с 1941 по 1944 годы принимали участие в боевых действиях только против немецко-фашистских захватчиков и не совершали преступлений против человечности. Об этом во вторник заявил на заседании кабинета министров глава министерство труда и социальной политики Михаил Папиев.

На заседании правительства, в частности, речь шла о том, что все инвалиды Великой Отечественной войны и участники боевых действий дополнительно к пенсии каждый месяц будут получать государственную целевую денежную помощь. По словам Папиева, льготы будут касаться только тех ветеранов УПА, которые реабилитированы соответствующим законом Украины о реабилитации жертв политических репрессий.

Ура-Информ

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость Івасик Телесик

Вже сюда ще додам до розмови про героїв і до своєї відповіді на це:

http://sobitie.com.ua/phorum/viewtopic.php...c&start=90#5412

Что-то я никак не добъюсь от Вас отношения к памятникам ВоВ.
Думаю, що їх треба залишити, якщо за великим рахунком. Хоча я, щодо цього питання, ще остаточно не визначився
А я определился! Мой дед на Т-34 прошел всю Европу.

Моих прабабушку и прадедушку расстреляли фашисты. Ни за что.

Я - определился. И постараюсь это определение передать своим детям.

Зрозумійте, я не проти того, що б в Україні стояли пам’ятники справжнім героям, я ЗА. Я проти того, що б в Україні продовжували шанувати катів.

====

Український нарком

http://svoboda.com.ua/?Lev=archive&Id=1401

Цими днями на телеканалі «Тоніс» до Дня Перемоги «крутили» в черговий раз грандіозну (і за масштабами батальних сцен, і за розмірами ідеологічно правильної брехні) кіноепопею брежнєвських часів «Визволення». Краєм ока я позирав на екран, займаючись зовсім іншими справами, і в той же час подумки лаючись. Адже автори сценарію і постановки стрічки були фронтовиками, невже їм не було соромно так відверто пересмикувати факти, навіть вмонтовану у фільм кінохроніку використовуючи як ужиткову ганчірку (скажімо, у розповідь про події літа 1943 року вмонтовані кадри німецьких документалістів, де показані танки, що з’явилися у вермахті тільки роком пізніше, — очевидно, щоб показати, з якими жахливими сталевими потворами билися радянські танкісти на Курській дузі). І раптом у кадрах радянської хроніки (де, скажу вам по секрету, вистачає постановочної «туфти», створеної за вказівкою Головного політуправління) з’явилося обличчя генерала з хвацько підкрученими вусами. Цей генерал обіймався з українськими селянами, щось говорив їм, і було видно, що кадри ці — зовсім не постановочні, що переживання і генерала, і селян щирі. Я одразу впізнав генеральське обличчя, хоч про цю людину закадровий голос, котрий перераховував десятки героїчних сталінських командувачів фронтів і командувачів арміями, не зронив ані слова. Воно й зрозуміло. Адже Василь Герасименко погано вписувався у радянську дійсність, хоча у критичні моменти його ставили на відповідальні посади, бо хтось мусив робити справу. А почесті діставалися іншим.

1401.jpg

Українська мрія і війна

Зараз багато говориться про “україноцентричний погляд на історію Другої світової війни”. Справді, такий погляд повинен існувати. Та чи знаємо ми достатньо про власне українську мету у війні, про український вимір тієї війни, про українські сподівання у тій війні? Ще не так давно у нас панувала така схема Другої світової, за якою інтереси українського радянського народу відстоювала виключно Червона армія, а ті, хто не йшов у її лавах, вважалися або ворогами, або запроданцями, або, у кращому разі, вкрай несвідомими персонажами. Зараз у певних регіонах та серед певних суспільних верств продовжує панувати та сама стара схема, а в інших ствердилася інша — коли героями-борцями за українські інтереси є виключно вояки Української повстанської армії, а інші українці, хто був в інших арміях, вважаються такими, що воювали за інтереси окупантів. Реальність, як видається, була значно складнішою.

“Україна в огні. В огні повстань наша земля! “Бий німця”, — гукає з глибини століть київський князь Святослав. “Бий німця”, — махає гетьманською булавою Богдан Хмельницький. “Бий німця”, — волає з могили над Дніпром Шевченко.

Україна в огні. Будьмо гідними синами нашого народу. Слава вірним синам радянської України! Слава героям, потомкам славних запорожців!

Україна в огні. Наша дума, наша пісня не вмре, не загине. Правда, батьку Тарасе, вічно житиме в серці народу твоє віще слово. Не понімечать поганці наш народ. Народ безсмертний. Хай живе народ!

Цей фрагмент із передмови до виданого друком 1942 року в Уфі, в евакуації літературного альманаху “Україна в огні” дає змогу уявити певні засадничі риси українського радянського патріотизму — могутнього явища соціальної реальності часів Другої світової війни, починаючи десь саме від 42-го року. Саме тоді сталінський режим під тиском страшних військових поразок починає політику загравання з національними почуттями народів союзних республік, щоб мобілізувати їх на ефективну війну. Саме тоді виникає щира настроєність частини інтелігенції, кадрових військовиків та широких соціальних мас на опір нацистам. І вона потребує ідеологічного оформлення. Саме український радянський патріотизм став таким оформленням, і він вів мільйони людей під час Другої світової на бій з нацистами — не за ефемерну “справу Леніна—Сталіна”, а за рідну землю, за рідну культуру, за добробут народу, за його честь і гідність.

А Сталін тим часом, побачивши ефективність такого патріотизму, робив подальші поступки українським патріотам. Стосовно України офіційно стали вживати означення “національна суверенна українська держава у формі Української РСР”. Із ГУЛАГу і заслання повертаються вцілілі українські діячі культури — такі, як Остап Вишня. Восени 1943 р. з’явилися 1-й, 2-й, 3-й і 4-й Українські фронти. Тоді ж засновано орден Богдана Хмельницького. Нарешті, справа доходить не тільки до створення наркоматів закордонних справ у союзних республіках, а й до створення своїх наркоматів оборони та армій.

Українська Червона армія

Ось як про ці кроки сталінського керівництва розповідає історик Владислав Гриневич: “У Радянському Союзі існували ще за часів громадянської війни як так звані українські червоні армії, так і окремі українські військові формування. Можна пригадати 44-ту окрему дивізію щорсівську, дивізію Боженка і таке інше. Під час військової реформи в 1920-х роках ці формування перестали існувати.

Під час війни, у 1941—1942 році, почали з’являтися національні — закавказькі і середньоазіатські — військові формування у складі Червоної армії. У 1942 році Довженко звертався навіть до Хрущова з проханням створити спеціальну українську військову частину кавалерійську, як він називав, ударний корпус кавалерійський “Запорізька Січ”. Але все це залишилося на рівні пропозицій.

Більш за те, коли Довженко написав у 1942 році повість “Перемога” і віддав її у видавництво журналу “Знамя”, то ця повість була цензурою заборонена, бо в ній розповідалося про одну військову частину, яка суцільно складалася з українців. Цензори сказали, що такого не можна писати, це порушує ідею концепції дружби народів, там не мовиться нічого про інші народи, які б’ються з ворогом.

Але фактично через рік з гаком на Х сесії Верховної Ради СРСР було прийняте рішення про створення національних військових частин у складі єдиної Червоної армії. Виступаючи на цій сесії, у своїй доповіді Молотов сказав: “Досі союзні республіки брали участь у загальній справі створення і організації та озброєння Червоної армії, яка створювалася загальносоюзна, що не мала окремих військових формувань у республік. Наразі ж пропонується запровадити військові формування, як складової частини Червоної армії. В зв’язку із чим виникає потреба перетворення загальносоюзного наркомату оборони у союзно-республіканський наркомат оборони”.

Сталін на честь 26-ї річниці Червоної армії, як верховний головнокомандуючий у своєму наказі зазначив, що утворення нових військових формувань у союзних республіках, підготовлення бойової співдружності народів СРСР у ВВВ і всієї історії нашої держави ще більше зміцнить Червону армію, увіллє до її лав нові бойові сили.

Україна стала першою з усіх союзних республік, яка утворила вже в березні 1944 року нарком оборони УРСР і призначила свого міністра наркома оборони генерала Герасименка”.

Із не надто численних публікацій та спогадів, у яких ідеться про цього кадрового військовика, перед нами постає неабияка особа. Народився майбутній генерал 1900 року на Черкащині, вищу військову освіту здобув в Академії імені Фрунзе, 1938 року став заступником командувача і того ж року — командувачем Київської військової округи.

1940 року його переводять командувати Приволзькою військовою округою, під час радянсько-німецької війни командує спершу 21-ю, потім 28-ю арміями. І от фронтовик генерал-лейтенант Василь Герасименко стає наркомом оборони УРСР.

Ось тут і виявляється, що український патріотизм — бодай і в радянській формі — став реальністю. А що генерал Герасименко був українським патріотом, сумнівів немає. Почнемо з того, що він навіть у спілкуванні з партійним керівництвом і колегами-генералами завжди намагався розмовляти українською, якою володів, що рідкість для генералів і тодішніх, і теперішніх, досконало — мабуть, не випадково про Герасименка згадують як про шанувальника театру й літератури, про людину, у котрої вдома регулярно гостювали українські актори та письменники.

Його дещо навіть показне українство викликало шалену лють таких знаних радянських маршалів, як Конєв та Толбухін. Але справа не тільки в цьому. Генерал Василь Герасименко всерйоз сприйняв ідею створення українських національних збройних сил. Знову говорить історик Владислав Гриневич: “Бажання утворити дійсно такий повноцінний, діючий наркомат було. Герасименко два проекти написав цього міністерства, в якому практично було все, навіть мала бути побудована окрема будівля. Десь вже пізніше після війни в українських газетах друкувалися проекти перебудови Державної площі, сучасного майдану Незалежності, на якому мало бути побудоване окремо МЗС і окремо Міноборони. Є такі відомості, що навіть була розроблена форма для українських військових частин, яка зберігається зараз у московських архівах”.

У цю форму генерал Герасименко мав намір удягнути Червону армію УРСР. У першому варіанті концепції йшлося про те, що республіканський наркомат оборони здійснюватиме контроль за всіми збройними силами на території України, а республіканська армія в свою чергу матиме всі основні роди військ і види зброї.

Було заплановано створити Генеральний штаб Червоної армії УРСР, мали бути призначені українські командуючі піхотою, артилерією, протиповітряною обороною, авіацією, панцерними силами, кавалерією. Мали з’явитися політуправління Червоної армії УРСР, своя контррозвідка, військова прокуратура та трибунал. Йшлося фактично про армію суверенної держави. Але...

Розбиті ілюзії

Улітку 1944 року процеси розширення повноважень союзних республік та меж українського радянського патріотизму починають спершу гальмуватися, а потім зводитися нанівець. Причина проста — на цей час, вдало використовуючи патріотичні почуття українців, білорусів, інших народів союзних республік, Сталін та комуністична верхівка СРСР домоглися військових перемог над нацистами у Білорусі, Прибалтиці та на Західній Україні. А на додачу висадилися союзники у Нормандії. Стало ясно, що Гітлер програв війну. Пріоритети змінилися.

Тепер республіканські наркомати оборони, як і наркомати зовнішніх справ, стали частиною великої геополітичної гри, яку вів Сталін із Рузвельтом та Черчіллем із метою отримати додаткові голоси в Організації Об’єднаних Націй. Не вдалося отримати півтора десятки таких голосів — то нехай будуть хоча б Україна і Білорусь, де поки що дозволятиметься регламентований патріотизм і працюватимуть, хоча й не керуватимуть військами, наркомати оборони.

Отож Василю Герасименку залишається зустрічати закордонні делегації, приймати паради і віддавати накази про нагородження метеорологів. Але він не хоче змиритися із таким обмеженням прав його Батьківщини. У 1945 році генерал знову робить спробу організувати військове життя в УРСР на засадах радянського, але ж українського патріотизму і пише листа Сталіну, в якому нарікає на невизначеність власних прав і обов’язків:

“Таке положення не може продовжуватися надалі нерегламентованим з Вашого боку, позаяк у будь-який час може виникнути конфлікт про порядок підпорядкування і представникам центру доведеться розбиратися, хто має рацію, а хто ні, а справа буде страждати. Я все ж прошу окремим наказом чи директивою частково регламентувати окремі мої права чи обов’язки як наркому оборони, що випливають із практики”.

Відповідь на цей лист буде дуже вже сталінською — у липні 1945 року генерал Герасименко втратив посаду командувача Київською військовою округою, яку він обіймав паралельно із посадою наркома. А в жовтні того ж року набрав чинність Статут OOН, УРСР стала країною-засновницею та членом цієї міжнародної організації, відтак демонстрація суверенності України була вже непотрібна. І генерал Герасименко одразу втрачає свою посаду наркома, його переводять із пониженням до Прибалтики.

Кар’єра бойового генерала-українця закінчена назавжди. Нового наркома оборони України не призначають, а 1946 року наркомат оборони УРСР припиняє діяльність. І ще одна цікава деталь: ще за життя Сталіна Хрущов, приїхавши на відпочинок до Юрмали, гостить у Герасименка і прохоплюється, що врятував того від смерті в лабетах МГБ.

...Генерал Василь Герасименко помер у 1961 році і похований у Києві. Про його роль як першого й останнього наркома оборони УРСР довго воліли не згадувати. Лише на початку 1990-х уціліле фото українського наркома оборони з’явилося в оновленій експозиції українського музею ВВВ. Проте й досі про генерала Герасименка і про його спробу творення українських радянських збройних сил ми знаємо дуже мало.

А дарма. Адже ця спроба дозволяє говорити про Україну не лише як про частину великої імперії, не лише як про об’єкт у змаганнях великих держав, а як і певний суб’єкт перемоги антигітлерівської коаліції. Принаймні, всі формальні підстави вона для того в травні 1945 року мала.

Але не забуваймо, що при цьому надії радянських патріотів на гідне та вільне життя для своєї країни були одразу після війни розтоптані Кремлем, так що тоді загинула ще одна українська ілюзія.

Сергій ЧАЛИЙ

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость VSM
Я, как журналист (как это ни покажется странным) не должен ориентироваться ни в чем. И ни в чем не иметь мнения.

Для мнения, есть специалисты, к которым журналист и должен обращаться.

Полностью согласен.

Не, ну мнение-то у человека, коечно, есть, но...

Рекомендую вчитаться в эту часть поста редактора.

У журналиста не должно быть мнения ни о чем.

Я расшифрую.

У гражданина Васи Пупкина может быть мнение о том, есть ли жизнь после смерти.

У журналиста Васи Пупкина нету, не было и никогда не будет мнения по поводу того, буит ли жить человек после того, как его бренное тело в земле заточат всяческие мерзкие червяки.

Тот, кто это понимает - способен стать журналистом.

Тот, кто этого не понимает - как максимум, способен стать комментатором, ведущим, если повезет. А не повезет - ниче, некоторые публичные балаболы тож неплохо зарабатывают. :)

Теперь по теме.

У Михаила Балтаксы мнение по поводу обсуждаемого, быть может, и есть.

Но он - главный редактор. А тема, извините, многоуважаемый Ивасик, не пропиво и женщин.

В общем, надеюсь, я достаточно ясно изложил.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость Івасик Телесик

VSM, пояснили Ви досить ясно, недостатньо ясно зрозуміли мої слова. Хіба ж я писав про власну думки? Я писав про необхідність орієнтуватися.

Ви, як журналіст, повинні хоча б приблизно в цьому орієнтуватися

Невже Ви не бачите різницю?

Орієнтуватися потрібно для того, що б випадково не розпоширити відверту маячню або брехню, яких і так вже вистачає в головах людей, і маються на увазі факти, а не чиїсь враження.

А так, приблизно правильно Ви написали стосовно журналіста на кшталт Міхаїла Балтакси. Але людина не може не мати своєї власної думки, тому такий журналіст швидше повинен вміти абстраговуватися від неї у професійних справах, ніж не мати зовсім. І Ви чомусь зовсім забули про "брендових" журналістів, які навпаки, саме тому й професійно затребувані, що мають власну думку і вміють її доводити.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость Івасик Телесик
Тот, кто этого не понимает - как максимум, способен стать комментатором, ведущим, если повезет. А не повезет - ниче, некоторые публичные балаболы тож неплохо зарабатывают. :)

Соррі, про "брендових" журналістів Ви таки не забули. :mrgreen:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость Івасик Телесик

Сотий раз про ОУН-УПА

Не тому що надоїло слухати брехню(для цього по іншому писати треба), а тому що не чують правди ті, кому по крові належить її чути…

В чому ж різниця Повстанської армії від бандитизму в якому звинувачують їх окупанти і їх «папуги». Бандитизм в усіх державних устроях є бандитизм, не залежно який цей лад. І відповідно має ознаки які його характеризують в усіх цих режимах. Так що ж це таке той бандитизм- це, де мета є збагачення за чужий рахунок, це маскування під не порушників закону, і засоби досягнення мети, що завдають шкоди іншим особам. Отже бандитам всерівно яка Держава, вони признаватимуться у вірності будь-якій, тільки щоб справляти враження добропорядних громадян. Шкоду заподіюють тим кому можуть-слабшим, а перед сильнішими присмикаються і залагоджують справи хабарами. Засоби вибирають такі, щоб не знищити ворога, а залякати та експлуатувати.

Усього цього навіть близько нема в УПА :

Починаючи від святої віри в Ідею Незалежної України! Та Готовність іти на смерть за нагороду-чисту совість та Славу Героїв України!

Закінчуючи засобами досягнення цілі-це знищення Ворога України та звільнення українського народу від ярма, незважаючи на силу ворога(ОУН-УПА боролись з усіма москалями, німцями, поляками, чехами, словаками)!

Це все кардинально відрізняється від ознак того ярлика, що чужинці намагаються навішати на образ вояка ОУН-УПА.

Частково розуміючи, що тільки таким способом, дискредитувати діяльність ОУН-УПА повністю не вдасться, активно пропагандувалась причетність до злочинів, які були скоєні іншими чи викручували дійсність. Для комуністіків брехня, сказана задля світлого майбутнього, була кращою за правду, от і не гребували застосовувати цю тезу. Наслідки цієї облуди дають про себе знати й досі.

Та чи ж годиться жити з постійним відчуттям, що не знаємо правди про своє минуле?

Хіба ж добре виглядатиме, як спитають а хто такі вояки ОУН-УПА, а Ви, крім комуністично-російської інформації не знатимете, що відповісти, але відчуватимете, що є інша думка, тих хто знає..? Чому ж самим, своїм розумом, не дослідити це питання і не зробити своїх, а не розжованих і зарекламованих висновків..?

Адже, про можливість і бажання українців мати свою власну Державу інші країни, у відносно недалекий період історії від часу 2-ої Світової, взнали саме від Ідеології бійців ОУН-УПА. Звідси і формувались уявлення про існування на карті Землі такого народу, як українці зі своєю мовою і культурою. Тому від ставлення офіційної влади України до таких людей залежить імідж Держави і нікуди від цього не дітись.

Коли ж державні структури, відкрито чи приховано нехтують пам’яттю Героїв України, значить є всі підозри вважати, що вони в своїй діяльності керуються цінностями, які є чужими українському.

Від спроб, дискредитувати, викликати несправедливу ненависть чи привести до забуття подвигів вояків ОУН-УПА , неодмінно постраждає і понизиться рівень Української культури. Станеться це тому, що діяльність УПА несла в собі значну частину українських традицій. Завдяки ОУН-УПА вдалось зберегти надію на відродження давніх українських свят, мови, української церкви,… Спробуйте-но вирвати з Кобзаря всі твори присвячені подвигам козаків, які містять в собі антипольський, антиєврейський чи антиросійський зміст… Що ж залишиться? Історія є така як є, хтось на когось нападав, хтось захищався…, різне було. Та своїх забувати не годиться, а тим більше міряти мірками теперішнього часу, але оцінку треба давати з розумінням подій того часу.

Соціальні умови в яких опинились Ветерани УПА є жахливими. Очевидно що теперішніх пенсій та регіональних пільг не досить для лікування всіх ран та наслідків тяжкої боротьби з безжальними системами: німецьким і радянським фашизмами.

Та ще більш дратує несправедливість: Ветерани ОУН-УПА чесно виконали свій обов’язок перед Батьківщиною, захищали її, втративши все, а шана їх вбивцям і катам та запроданцям, що здавали своїх задля вигод від окупантської влади…

Чи не єдина справжня підтримка для колишніх вояків ОУН-УПА, що пройшли майже всі кола земного пекла-це родичі і друзі. Та незважаючи на всі проблеми, ці люди не ламаються і не зломляться ніколи-така вже їх доля. Віра в Незалежну Україну в колишніх вояків ОУН-УПА не пошатнулась навіть тоді, коли за назвою така(Незалежна Україна) не признала їх. А гордості їм, за покладенні ними і їх товаришами життя, додає, хіба що невмируща пам'ять людей в тих областях України, де вони боролись за Вільну Велику Україну.

Для мене особисто, справи національної гордості є вищими за будь-які економічні вигоди. Тому і не сприймаю другоплановості проблеми з надання гідного статусу Ветеранам Української Повстанської Армії. Думаю, це не просто справа честі для патріотів, а й необхідність віддати справедливу шану Борцям за Незалежність України. Хтось може і скаже, що краще зараз турбуватись за економіку, а ще хтось скаже, що давайте просто забудем. Але це для інших, тому то вони й інші, всі однакової думки не можуть бути. Ці інші не повертаються з еміграції при можливості, але як вже казав-це інші…

Тільки правда і спільна мораль, при оцінці того чи іншого явища, здатні побудувати мости між так званою лінією поділу України на українську та колишню радянську. Особливо це актуально і гостро в питанні відношення до ОУН-УПА.

То ж, не варто забувати своє правдиве минуле в угоду сьогоднішнім обіцяльникам щастя. ОУН-УПА -це Славна сторінка нашого минулого і забути про це ми не маємо права.

Звісно, це не все, що хотів сказати, але думаю й цього досить, щоб розбудити інтерес до ОУН-УПА в плані визначення правдивої оцінки цього Повстанського Руху.

Пильнуймо нашої пам’яті українці!

Героям Слава!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Гость Dzhmil
От этих Вудусов и тут спасенья нету. :)

Ивасик меня понял.

В Україні нема куди подітися від українців.

Який жах!

:lol:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
От этих Вудусов и тут спасенья нету. :)

Ивасик меня понял.

В Україні нема куди подітися від українців.

Який жах!

:lol:

Речь шла не о украинцах а о личности Иваыка.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Восстановить форматирование

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

Загрузка...

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу.

×
×
  • Создать...