Перейти к публикации
Шинелька

Секретари Днепродзержинского горкомаВКП(б)

Оцените эту тему

Рекомендованные сообщения

Эти люди обладали чрезвычайными полномочиями и практически неограниченной властью. Они были настоящими хозяевами Днепродзержинска. Но если бы в середине 30-х годов прошлого столетия кому-нибудь пришла в голову идея составить рейтинг самых опасных профессий, то на первое место, без сомнения, вышли бы секретари Днепродзержинского горкома КП(б)У.

 

Лысов Семен Семенович

C октября 1934 года по апрель 1937 года занимал пост первого секретаря горкома партии, состоял членом Президиума Днепродзержинского горсовета. Известен как инициатор создания в Каменском (с 1936 года — Днепродзержинск) русского драматического театра им. Хатаевича. Непримиримый борец с врагами народа, в том числе с директором Днепровского государственного завода (ДГЗ) Иосифом Манаенковым, на то время членом Совета Наркомтяжпрома, членом ЦИК СССР, ВУЦИК, кандидатом в члены ЦК КП(б)У, кавалером ордена Ленина за выполнение производственного плана ДГЗ в 1934 году.

В апреле 1937 года Семен Лысов пошел на повышение: решением ЦК КП(б)У он был отозван из парторганизации Днепродзержинска и назначен на работу в окружком Николаева. Но уже в июле 1937 года арестован как враг народа и впоследствии расстрелян. В Днепродзержинской городской парторганизации повсеместно пошли исключения из партии «за связь с врагом народа Лысовым».

От момента вступления Семена Лысова в должность секретаря горкома до ареста прошло 2 года и 8 месяцев.

 

Викторов Алексей Иванович

Уже в начале 30-х годов считался опытным комсомольским вожаком и заведовал промышленным отделом ЦК ВЛКСМ. В феврале 1935 года его направили на Украину первым секретарем Днепропетровского обкома комсомола. Однако попал комсомольский вожак на Днепропетровщину не вовремя.

В 1935–1937 годах комсомольские работники Днепропетровской области, в том числе секретари и заведующие отделами обкома, горкомов и райкомов комсомола подверглись жестоким репрессиям. За период с 1934-го по апрель 1937-го из рядов комсомола Украины исключено более 64 000 юношей и девушек, причем каждый второй с ярлыком «враг народа». Во время кадровых перестановок были сняты с работы 233 секретаря райкомов из 429.

Викторова все чаще подвергают из Москвы критике за пособничество троцкистам. В августе 1936 года, после выступления «Комсомольской правды», Алексея Ивановича снимают с поста первого секретаря обкома ВЛКСМ за «либеральное отношение к троцкистам, засевшим в комсомольских структурах области». Его отправляют на «исправление» на партийную работу в Днепродзержинск вторым секретарем горкома партии под крыло Семена Лысова. Возможно, что таким образом руководство областного КП(б)У решило «спрятать» комсомольского активиста от карающего меча НКВД. В Днепродзержинске Викторов занимается партийной работой и вопросами, обусловленными спецификой того страшного времени. Вопросы, кажущиеся сейчас просто абсурдными, тогда могли стоить свободы и даже жизни для тех, кто попал в поле зрения партийных и карательных органов.

Из протокола заседания ГК КП(б)У от 23 января 1937 года:
«Присутствовали тт. Лысов, Викторов, Паперман, Манаенков, Фертман, Рафаилов и другие.
Вопрос № 1 "О выступлении т. Манаенкова на Комсомольском вечере".
Высказались: тт. Рафаилов, Манаенков, Викторов, Лысов.
Постановили отметить, что тов. Манаенков допустил в своем выступлении на Комсомольском вечере грубейшую политическую ошибку в части информации комсомольцев об испанских событиях, расконспирировал секретные данные о помощи Советского Союза борющемуся пролетариату Испании. Грубейшая политическая ошибка, совершенная тов. Манаенковым, усугубляется тем, что вечер комсомольцев транслировался по всему городу. Принято к сведению сообщение тов. Лысова, что он информировал об этом факте обком партии».

На другом заседании 1937 года Викторову поручается «проверить дополнительные данные на Мирсон для рассмотрения на бюро горкома». Вера Елисеевна Мирсон была исключена из партии за то, что ее брат участвовал в убийстве секретаря комсомольской ячейки села Аулы Николая Заварихина в 1926 году. Также ей вменялось в вину, что ее отец являлся совладельцем Оперного театра в Днепропетровске, о чем Мирсон умолчала при приеме в партию. Дополнительной проверкой было установлено, что Мирсон состоит в комсомоле с 1925 года и никакого отношения к убийству не имеет. Решением бюро обкома от 2 апреля 1937 года в партии восстановлена.

В апреле 1937 года в жизни парторганизации города произошло важное событие: первый секретарь горкома товарищ Лысов пошел на повышение. В связи с этим на повестку дня встал вопрос о преемнике Семена Семеновича на этом ответственном посту, и с 9 апреля 1937 года обязанности первого секретаря горкома были возложены на второго секретаря КП(б)У товарища Викторова.

Однако исполнять обязанности первого секретаря горкома Алексею Ивановичу пришлось недолго. Уже в мае 1937 года обком партии прислал сюда члена ЦК КП(б)У Ефима Макеева, а Викторов вернулся на должность второго секретаря.

По предложению обкома Днепродзержинский горком партии подал характеристику на члена бюро А. Викторова: «тов. Викторов А. И. член КП(б)У с 1927 года, на партийной работе с 1936 года, до этого работал 14 лет на руководящей комсомольской работе. Политически развит, выдержан, дисциплинирован, политическую линию партии проводит твердо и последовательно. В борьбе с врагами партии проявил себя как твердый большевик, является хорошим массовиком. Партвзысканий не имел. С работой секретаря ГК справляется». Характеристику подписал первый секретарь Днепродзержинского ГКП Ефим Макеев.

Наверное, Ефим Григорьевич был бы более осторожен, знай он, что А. И. Викторов уже с марта 1937 года находится под негласным наблюдением органов НКВД. Но 11 июля 1937-го Макеева самого арестовали как члена контрреволюционной террористической троцкистской организации. Как метко выразился член бюро Днепродзержинского горкома партии Леонид Брежнев на пленуме городского комитета КП(б)У 28 ноября 1937 года, «после того, как посадили Рафаилова, Стеблёв сидел и чесал затылок. Это таким же образом себя чувствовал Викторов, когда посадили Макеева». Да, было отчего чесать затылок Викторову, получившему прекрасную характеристику в обком партии от разоблаченного врага народа Макеева, своего ближайшего руководителя!

26 июля 1937 года, через две недели после ареста Макеева пришли за Викторовым, обвинив его в принадлежности к так называемой Всеукраинской троцкистской молодежной организации.

Согласно протоколу бюро горкома от 31 июля 1937 года он был выведен из состава членов пленума и членов бюро горкома партии и исключен из партии как враг народа.

Начались допросы. Все обвинения носили весьма общий и надуманный характер. И все же дело А. Викторова передали Военной коллегии Верховного Суда СССР, которая на закрытом заседании 17 сентября 1937 года без участия обвинения, подсудимого и свидетелей приговорила Алексея Ивановича Викторова к расстрелу. Приговор привели в исполнение на следующий день в Днепропетровске.

Супруга Викторова, Серафима Ильинична 2 ноября 1937 года как жена репрессированного была осуждена к 5 годам исправительно-трудовых лагерей.

От момента вступления Алексея Викторова в должность секретаря горкома до ареста прошло 11 месяцев.

Кинжалов Федор Николаевич

 

До перевода в Днепропетровскую область работал в Вознесенской парторганизации Одесской области. По его ходатайству в систему образования Днепродзержинска переведены («как хвост Кинжалова») Великая А. Е. и Добрик Ф. А. Впоследствии их исключили из партии за связь с врагом народа Кинжаловым и его восхваление.

В 1934-1937 годах Федор Кинжалов являлся начальником политотдела Сталинской железной дороги, был награжден орденом Ленина, с 1937 года стал секретарем Днепродзержинского горкома партии. Как-то особо проявить себя не успел, но в апреле 1937-го арестован и по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР от 1 ноября 1937 года обвинен в принадлежности к контрреволюционной организации. Расстрелян как враг народа на следующий после вынесения приговора день, 2 ноября 1937 года.

От момента вступления Федора Кинжалова в должность секретаря горкома до ареста прошло менее 4 месяцев.

 

Макеев Ефим Григорьевич

В 1929 году, после получения диплома Коммунистического университета им. Свердлова, Ефим Макеев был назначен в Средне-Волжский край, где тесно сотрудничал с Менделем Хатаевичем, на то время секретарем губкома партии.

Когда в январе 1933 года Хатаевича назначили первым секретарем Днепропетровского обкома партии, он получил разрешение из ЦК ВКП(б) на право подбора руководящих кадров области по своему усмотрению. Будучи хорошего мнения о Ефиме Макееве, Мендель Маркович перевел того секретарем парткома завода им. Петровского, одного из ведущих металлургических предприятий Украины. Возглавив мощную партийную организацию, Е. Макеев становится делегатом ХVII съезда ВКП(б). В сталинской историографии ХVII съезд партии носит название «съезда победителей», поскольку на нем впервые отсутствовала какая-либо оппозиция.

Вернувшись из Москвы, Ефим Григорьевич целиком отдался работе. План 1934 года был досрочно выполнен, о чем заводчане с гордостью доложили Сталину в письме, опубликованном в газете «Правда» в декабре 1934 года. В этих достижениях присутствовал весомый вклад парторганизации завода и ее секретаря Ефима Макеева, которого наградили орденом Трудового Красного Знамени и избрали членом ЦК КП(б)У.

К тому времени в Днепропетровской области начинает устанавливаться культ Хатаевича. Чести носить его имя удостаиваются многие улицы и площади области, заводы, учреждения, в том числе русский драматический театр в Каменском. Товарищ Хатаевич везде и всюду. Он приветствует с трибуны парад неунывающих физкультурников, на приз его имени устраивается конкурс на лучшее лечебное учреждение, повсеместно его портрет соседствует с портретами Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина.
 
В марте 1937 года Хатаевич становится вторым секретарем ЦК ВКП(б). Его место занимает Марголин. Макеева в мае 1937 года избирают первым секретарем Днепродзержинского горкома партии, а 8 июня бюро обкома утвердило его на этой ответственной должности. При представлении Макеева секретарь обкома Марголин подчеркнул, что Ефим Григорьевич имеет большой опыт партийной работы и умеет поднимать людей на самоотверженный труд.

Одной из причин перевода Макеева в промышленный, но провинциальный Днепродзержинск можно назвать то, что пост первого секретаря горкома выше, нежели пост секретаря парткома завода, даже такого крупного, как Петровка. А другая причина в том, что  в апреле 1937 года в Днепродзержинске был арестован секретарь городской парторганизации Ф. Кинжалов, и опытного Е. Макеева бросили на укрепление горкома КП(б)У. Одаренный, но еще молодой партиец А. Викторов, не проработав и месяца первым секретарем, вернулся на прежнее место второго секретаря. Впрочем, Алексея Викторова уже месяц «пасли» органы НКВД, о чем, очевидно, было известно областному руководству.

Летом 1937 года в политической жизни области произошли события, повлиявшие на всю ее партийную жизнь. Были арестованы «лучший большевик» М. Хатаевич, а также многие «люди Хатаевича», в числе которых и Ефим Макеев.

Характерно, что ордера на арест Хатаевича и Макеева выписаны в один день, 9 июля 1937 года, но за Макеевым пришли только 10 июля. Очевидно, местные чекисты ждали подтверждения ареста Хатаевича.

Ефиму Григорьевичу инкриминировали принадлежность к контрреволюционной террористической троцкистской организации. 15 июля партбилет Макеева и сообщение об его аресте поступили в обком партии, а 22 июля тот же Марголин на заседании бюро обкома предложил освободить Макеева с поста первого секретаря Днепродзержинского ГКП и исключить из партии как врага народа.

Протокол первого допроса Макеева датирован лишь 7 сентября 1937 года. Подготовленный и физически, и морально, арестованный сразу же признал свою вину и заявил о своем решении прекратить борьбу с партией и откровенно рассказать о деятельности троцкистского подполья.

5 октября 1937 года на закрытом судебном заседании без участия подсудимого, свидетелей и защиты Ефим Григорьевич Макеев был приговорен к смертной казни через расстрел. Приговор приведен в исполнение в Харькове. Он ненадолго пережил своего могущественного покровителя: Менделя Марковича Хатаевича, «создателя правоцентристского блока Днепропетровщины», расстреляли 30 октября 1937 года.

От момента вступления Ефима Макеева в должность секретаря горкома до ареста прошло менее 2 месяцев.

 

Стеблёв Константин Григорьевич

Будучи исполняющим обязанности секретаря горкома, «довел до конца» дело Иосифа Манаенкова, когда последнего исключали из партии на заседании бюро горкома 23 ноября 1937 года. В разделе «Конфликтные дела» под № 1 рассматривалось дело Манаенкова, арестованного органами НКВД. По существу вопроса докладывал товарищ Стеблёв. Постановили: Манаенкова как врага народа из партии исключить. Под протоколом № 40/26 подписи Стеблёва, Брежнева, Карпова, Жупинаса, Щербакова.

Но буквально через два дня и. о. секретаря Днепродзержинского ГПК был сам арестован органами НКВД. На экстренном заседании бюро горкома партии заслушали сообщение начальника горотдела НКВД лейтенанта В. Папермана. Постановили: Стеблёва К. Г. как врага народа из партии исключить.

На этом же заседании бюро обсуждался еще один щекотливый вопрос: «Об общегородском партактиве, который созывается 27/ХI-37». 27 ноября в Днепродзержинске должен был состояться партактив. Да вот беда, пригласительные билеты на горпартактив были подписаны врагом народа Стеблёвым. После обсуждения постановили поручить редактору газеты «Дзержинец» товарищу Андриенко к утру 27 ноября отпечатать новые пригласительные билеты, которые раздать приглашенным на актив в момент входа в зал, изъяв в это время старые пригласительные билеты. Таким образом честь горкома партии была спасена, и партактив прошел на высоком идейном и политическом уровне.

Ну а Константин Стеблёв Военной коллегией Верховного Суда СССР 16 января 1938 года был обвинен в принадлежности к контрреволюционной организации и на следующий день расстрелян.

От момента вступления в должность Константином Стеблёвым и. о. секретаря горкома до ареста прошло 4 месяца.

Александр Слоневский член Национального общества краеведов Украины

 

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Как интересно! Спасибо!!!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ну, пожалуйста... оставьте хоть "прочтено")))

(вроде никому и не интересно)

Изменено пользователем Шинелька

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

интересно. спасибо!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Прочитал с удовольствием, даже и не знал о таких фактах.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Попыталась найти следы лейтенанта Папермана, который был начальником горотдела НКВД в Днепродзержинске в 1937 году

Нашла сведения, что некий Паперман был в 1935 году следователем в Днепропетровском областном отделе НКВД

по делу известного ученого Иллариона Павловича Курило-Крымчака, краеведа, отстаивавшего заповедные зоны Приазовья. 

http://www.ecoethics.ru/old/b42/72.html

 

о начальнике 1-го отдельного лагерного пункта  на строительстве Богословского аллюминиевого завода на  Сверном Урале капитане Папермане

недобрым словом вспоминают немцы-трудармейцы

http://www.uglitskih.ru/critycs/uglitskikhboris.htm

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Эти люди обладали чрезвычайными полномочиями и практически неограниченной властью. Они были настоящими хозяевами Днепродзержинска. Но если бы в середине 30-х годов прошлого столетия кому-нибудь пришла в голову идея составить рейтинг самых опасных профессий, то на первое место, без сомнения, вышли бы секретари Днепродзержинского горкома КП(б)У.

Да. Времена были жестокие. Обращал уже раньше внимание на эту "молниеносность" в карьерах первых. Перефразируя известную пословицу, можно сказать, от великого до печального - один шаг. Всего лишь один шаг и человеческая жизнь!

Изменено пользователем kentavr

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Решила продолжить тему о секретарях Днепродзержинского горкома партии

 

_7.png

Любавин Петр Митрофанович. Он появляется уже под самый конец мрачного и трагичного для Днепродзержинска 1937 года. Перед назначением первым секретарем работал инженером - механиком на азотно-туковом заводе, получив направление после окончания в 1936 году Днепропетровского химико-технологического института. Уроженец Воронежа в 1917 году был призван в армию в 21 год. В 1918 году вступил в РККА, участвовал в гражданской войне. Членом РКП (б) стал в 1919, тогда же начав службу в погранвойсках ВЧК-НКВД. В 1928 году демобилизовался и два года работал заведующим отделом кадров Полтавского окружкома КП(б) Украины. 

Вряд ли теперь удастся узнать что послужило толчком его головокружительной по тем временам партийной карьеры, кем были запущены механизмы, вознесшие его  на вершины советского Олимпа, но  старт был в Днепродзержинске. 
 
Но Любавин недолго возглавлял горком партии, так как вскоре оказался на должности 3-го секретаря по пропаганде Днепропетровского обкома, а уже 28 апреля 1938 года пленум Донецкого обкома партии утверждает его вторым секретарем.  Товарищ Любавин выдвигается кандидатом в депутаты Верховного Совета Украины. Накал агитации был такой, как будто у избирателей была альтернатива при голосовании. На шахтах и рудниках, на заводах и фабриках проходят митинги и собрания, где бюро жестко указывает на недоработки в политико-воспитательной работе, которые привели к проникновению в рабочую среду чуждого и враждебного элемента. Выборы в результате прошли на высочайшем уровне демонстрации преданности делу партии, товарищу Сталину. Явка была почти 100-процентная. Предателей не нашлось!
 
7 июня 1938 года Донецкую область разделили на Сталинскую и Ворошиловградскую. Обком последней возглавил член ЦК КП(б)У, депутат Верховного Совета УССР тов. Любавин. А уже в ноябре того же года он становится первым секретарем Сталинского обкома!
 

Жизнь Петра Любавина оборвалась 4 аввгуста 1941 года. Член Военсовета 12- армии бригадный комиссар Любавин,  выходя из окружения, при угрозе попасть в плен застрелился у села Левковка Кировоградской области. 

Изменено пользователем Шинелька

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В свое время популярной была шутка: в истории было три периода - допетровский, петровский и днепропетровский. Судя по всему, последнему предшествовал днепродзержинский

 

02255.jpg

 

Грушевой Константин Степанович.  Родился в 1906 году в  г. Смела Киевской губернии в семье бухгалтера. В 1927 году вступил в партию. В 1934-м закончил Днепродзержинский металлургический институт. Работал на заводе им. Дзержинского сменным инженером, начальником прокатного цеха. 

Биографы Брежнева утверждают, что именно Грушевой , продвигаясь по карьерной лестнице, тащил за собой Леонида Ильича. Как сказать...Ровесники. Брежнев всутает в партию в 1931 году, на год позже, в 1935-м, получает диплом. Специальности у них разные. В 1937-м Леонид Ильич является уж членом бюро Днепродзержинского горкома и заместитель председателя горисполкома. А Грушевой в это время трудится на заводе. 

И, судя, по документам, толкал Брежнева наверх Павел Алферов, о котором чуть позже. 

Грушевой становится секретарем Днепродзержинского горкома в мае 1938 года, а когда в 1939-м его назначают вторым секретарем Днепропетровского обкома партии, в нашем городе его сменяет

150px-%D0%90%D0%BB%D1%84%D0%B5%D1%80%D0%

Алферов Павел Никитович.  Родился в 1906 году в с. Каменское. В 1934 году закончил металлургический институт. На пленуме горкома партии 28 ноября 1937 года в очередной раз сообщали об аресте врагов народа, проникших в партийную организацию города. 

 - На заводе имени Дзержинского врагов очень много. Сейчас мы на заводе Дзержинского исключили 60 человек из партии. Я уверен, что большое количество еще будет разоблачено. Еще это я смело заявляю, потому что на заводе Манаенков создал свою школу. Даже после приезда из Москвы, где он был на приеме в Кремле, он говорил, что партийная организация — это приводной ремень дирекции. Этим воспитывались кадры, чтобы из них выковать врагов, - сказал в своем выступлении тогда еще член член бюро Алферов. 

Выступил на пленуме и заместитель председателя горисполкома тов. Брежнев:

Товарищи говорили о результатах этого вредительства. Я должен сказать, что город поврежден не меньше. В чем вредительство. Три раза отпускались деньги на театр, а театра нет. Целый ряд объектов не введен в эксплуатацию. Сколько домов у нас не достроены, воды нет в городе. На изыскание воды строилась станция, и ни проектов, ни смет нет, ничего нет. Так что на ряд объектов у нас миллион денег вложено, а нельзя ввести в эксплуатацию.

Что от нас требуется? Выкорчевывать все буквально корни, с одной стороны, и это должно быть увязано с нашей производственной программой, со строительством жилых домов, с пуском трамвая, с расширением сети по воде — это колоссальная программа, товарищи. Нам нужно посмотреть на наши городские организации: Гортоп, где у нас сидят белые офицеры, исключенные из партии. В водоканале нужно людей посмотреть, в архитектурно-планировочном управлении города надо проверить людей. Дальше, товарищи. Сейчас задача, чтобы новый состав бюро взялся крепко и правильно за работу.

 

Это не самокритика, а критика вредителей!Очевидно, что именно они виноваты в том, что в городе так обстоят дела. Наверное, надо присмотреться, крепко взяться за них, то дела пойдут! Задачи нового бюро. Такой подход тогда был к кризисному менеджменту.

 

Алферов и предложил ввести в члены бюро Днепродзержинского горкома партии Леонида Ильича Брежнева.

«Я выставил кандидатуру Брежнева вот почему. Брежнев — сын коренного рабочего. Работал некоторое время на Урале. Я с ним учился в институте. Он очень хороший товарищ. Единственная ошибка его та, что он охотник, и он охотился с Полем, они вместе жили в одном доме».

Брежнева принимают в новый состав бюро единогласно и позволяют покаяться: «Я считаю, что допустил большую ошибку, и целиком разделяю мнение о роспуске старого состава бюро. Это момент политического порядка», — самокритично признал самый молодой член бюро горкома, будущий Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев.

 

Но назначенный в 1939 году первым секретарем Алферов не задержался в Днепродзержинске. Вскоре он переходит на работу в Комиссию партийного контроля при ЦК ВКП (б)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

продолжать? :hl:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Однозначно продолжать!!!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

продолжать? :hl:

Конечно. История "номенклатуры". очень интересно, познавательно и поучительно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Однозначно цей матеріал треба використовувати як обов"язковий для вивчення всім кандидатам в міські голови. І реєструвати у виборчій комісії тільки тих, хто здав залік.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Однозначно цей матеріал треба використовувати як обов"язковий для вивчення всім кандидатам в міські голови. І реєструвати у виборчій комісії тільки тих, хто здав залік.

А також загальний курс історії. Бо все, що з нами сьогодні відбувається, колись и з кимось вже траплялося раніше.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

0Zd8w.png

Сидорин Анатолий Ефимович. Биографические сведения крайне скудны - 1905 года рождения, родом из Екатеринославской губернии, служил в РККА, член ВКП(б) с 1927 года. Именно ему выпало возглавлять Днепродзержинский горком партии в 1941 году В книге "Тогда, в сорок первом...", которая вышла в 1977 году, Константин  Грушевой, исполнявший обязанности первого секретаря Днепропетровского обкома партии, довольно подробно описывает круг обязанностей Сидорина. 

 

28 июля мы получили по телефону указание ЦК ВКП(б) назвать кандидатуры из числа ответственных работников партийных органов для назначения уполномоченными ГКО на заводы, производящие артиллерийские снаряды.

Обком рекомендовал на эти посты Л. Е. Лукича (по заводам имени Карла Либкнехта и имени Коминтерна), секретаря Днепродзержинского горкома партии А. Е. Сидорина (по заводу имени Дзержинского) и секретаря Павлоградского горкома партии Ф. Б. Зацарина (по заводам Павлограда).

Через день предложение обкома было принято ЦК ВКП(б), а еще через день Л. Е. Лукич, А. Е. Сидорин и Ф. Б. Зацарин получили из Москвы мандаты за подписью Председателя ГКО И. В. Сталина.

Уполномоченным ГКО вменялось в обязанность немедля обеспечить перевыполнение производственных планов по выпуску боеприпасов для фронта. Всем партийным, советским и хозяйственным организациям предписывалось оказывать уполномоченным ГКО полное содействие в выполнении поручений, данных Государственным Комитетом Обороны.

В Днепродзержинске срочно формировалась  273-я дивизия. Не хватало людей. Обком партии решил направить туда 4 тысячи коммунистов города.  Нужна была техника, которую требовалось изъять у предприятий и организаций Днепродзержинска. 

С приближением немецких войск  перед горкомом были  поставлены новые задачи - создание подпольных групп, партизанского отряда, а для этого необходимо было провести подбор кандидатур, создать базу для диверсионной работы в тылу врага.  В срочном порядке в начале августа началась эвакуация предприятий.

Горком партии во главе с Сидориным ушел за Днепр с отступающими частями. Анатолий Ефимович в звании полкового комиссара был уполномоченным Военсовета Южного фронта. Это звание и должность  указаны в акте награждения медалью "За победу над Германией", датированном  1945 годом. А значит, по каким-то причинам А.Е. Сидорин оказался на гражданке до  начала 1943 года.  

 

26 января 1943 года из состава Новосибирской была выделена Кемеровская область. Обком партии возглавил С. Б. Задионченко, бывший до войны первым секретарем Днепропетровского обкома.  3 февраля на заседании Секретариата ЦК ВКП (б) был утвержден первый состав бюро. 1 июля состоялся первый пленум обкома, где было избрано 15 секретарей,десять из которых были отраслевыми. Среди них - А.Е. Сидорин, курировавший оборонную промышленность. Но проработал он недолго, потому что, как мы знаем по воспоминаниям об освобождении города, он  возглавлял  горком Днепродзержинска до 1944 года, когда был избран 2-м секретарем Днепропетровского обкома партии. 
 
Можно предположить, что Анатолий Ефимович был серьезно болен. За вклад в восстановление народного хозяйс тва он был награжден орденом Трудового Красного Знамени и  в 1947 году назначен министром Государстенного контроля УССР. Но в этой должности работает недолго  25 июля 1947  года в возрасте 42 лет он умирает 
Похоронен на Лукьяновском кладбище в Киеве
800px-%D0%9C%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%BB%D0%

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Павлов Георгий Сергеевич

Pavlov_Geor_Srg_gst82.jpg

Родился 23 ноября ( 5 декабря по ст.ст.) 1910 года в г. Мариуполь Екатеринославской губернии в семье управляющего небольшого завода. Его отец Сергей Иванович Павлов был из тех самоучек, которые «без отрыва от производства» постигали технические премудрости. 19-летним юношей в 1893 году он устроился на предприятие, на котором проработал более 50 лет. Однако, своих анкетах в графе «Социальное происхождение» Георгий Сергеевич писал «из рабочих». В 16-летнем возрасте Георгий Павлов уехал в Ленинград, где окончил школу-девятилетку, а в 1931 году поступает учиться на инженера-прокатчика в металлургический институт и одновременно работает преподавателем в ФЗУ завода им. Дзержинского в г. Каменское ( Днепродзержинск) В 1936 году получает диплом, а 1939 году он становится членом ВКП (б) и переходит на работу в горком партии вначале инструктором, а затем назначается завотделом.

По воспоминаниям его племянника Игоря Подзерко, Павлов занимался эвакуацией завода, оборудование которого отправлялось в разные города Зауралья, а зимой 1941 года он приехал в Орск, куда эвакуировалась семья, где сразу же стал начальником прокатного цеха. В 1942 году его избирают секретарем Орского горкома партии.

После освобождения Днепродзержинска Георгий Павлов был откомандирован в распоряжение ЦК КП(б)У и направлен на работу вторым секретарем. Первым горкома тогда был Анатолий Сидорин. Когда Анатолий Ефимович в 1944 году был избран вторым секретарем Днепропетровского обкома, Георгий Сергеевич сменил его на посту.

А в декабре 1947 г. с должности первого секретаря Днепродзержинского горкома партии (спустя месяц, как первым секретарём Днепропетровского обкома КП (б)У был назначен Л. И. Брежнев) он был отозван в аппарат ЦК ВКП (б) и утверждён там инспектором управления кадров ЦК, позже был назначен инструктором одного из важнейших структурных подразделений ЦК партии - отдела партийных, профсоюзных и комсомольских органов.

Проработав в аппарате ЦК партии без малого два года, Г. С. Павлов был направлен в Магнитогорск, где за «неправильные методы работы и бытовое разложение» должностей лишились сразу три секретаря горкома ВКП (б). Вскоре он стал вторым секретарем Челябинского обкома ВКП (Б) и уже было подготовлено решение о его назначении на пост главы Челябинской областной парторганизации, но вдруг на него поступил компрометирующий материал.

В марте 1948 года в Мариуполе умер его отец Сергей Иванович Павлов. Проездом из Москвы в родной город он заехал в Сталино, где навестил первого секретаря обкома партии и в разговоре сообщил о цели поездки. Сам Георгий Сергеевич ни о чем не просил, но тамошняя номенклатура решила подсуетиться и услужить «товарищу из ЦК», организовав «участие коллектива завода» в похоронах ветерана предприятия. Вот тут и всплыло, что в период оккупации Павлов-старший сотрудничал с немцами. Сведения дошли до компетентных органов. В конце года МГБ направило материалы в ЦК. Для Павлова-младшего это было полной неожиданностью. Он связался с матерью, проживавшей в Мариуполе, и от нее узнал, что отец действительно работал вначале нормировщиком, а потом техническим руководителем завода. В 1944 году он перенес инсульт и даже некоторое время жил у сына в Днепродзержинске. 31 декабря 1948 года Георгий Сергеевич подробно изложил в объяснении все, что ему стало известно. И дело, наверное, так и было бы похоронено в архиве отдела кадров, если бы не стремительная карьера молодого партаппаратчика.

Осенью 1950 года в ЦКовском отделе партийных, комсомольских и профсоюзных органов подняли старый донос и начали тщательное расследование «компромата». В Жданов (Мариуполь) был командирован сотрудник с поручением собрать как можно полные сведения, которые мог злонамеренно скрывать Павлов. В частности проверялось и социальное происхождение. Были подключены архивы, музей, местные управления МГБ. Всплыло, что в 30-х годах Павлов-старший проходил как совладелец завода, подозревался как вредитель, хотя до суда дело так и не дошло. Составители докладной поработали на славу: «В результате проверки установлено, что т. Павлов Г. С. при выдвижении его на работу в аппарат инспектором управления кадров ЦК ВКП (б) и вторым секретарём Челябинского обкома партии скрыл от партийных органов данные о несоветском, предательском поведении его отца на временно оккупированной немцами территории...О несоветском поведении отца т. Павлову Г. С. было известно, однако, судя по его объяснению от 31 декабря 1948 г., в этом вопросе он ведёт себя нечестно». После этого на карьере Павлова можно было ставить крест.

Но дело попало к Маленкову, фактическому заместителю самого Сталина по партии. Именно он подбирал и расставлял кадры. А с учетом того, что в 1950 году было «ленинградское дело», обвинения в «антипартийной групповщине», то «дело Павлова» могло обернуться новыми судебными процесссом при желании. Маленков прекрасно знал правила аппаратных игр. И направил дело на рассмотрение Комиссии партийного контроля. Это означало новое разбирательство и проверку сведений, изложенных в обвинении. Г. С. Павлов привёз с собой документ за 1928 г., подтверждающий, что отец с 1893 г. работал на заводе в должности мастера и механика, а также копию свидетельства о присвоении ему в 1924 г. звания Героя труда, которым профсоюзные организации удостаивали передовых рабочих с большим трудовым стажем. Докладная записка на имя Маленкова о результатах проверки материалов о Павлове позволяла убедиться в предвзятости некоторых выводов предварительных проверок и ставила под сомнение некоторые свидетельства. Дело спускалось «на тормоза». В Постановлении Секретариата ЦК ВКП (б) от 15 февраля 1951 г. «О т. Павлове Г. С.» ему не было вынесено даже самого незначительного партвзыскания: «Отозвать т. Павлова Г. С. в распоряжение ЦК ВКП (б), освободив его от обязанностей второго секретаря Челябинского обкома ВКП (б)»

Более подробно о "ДЕЛЕ ПАВЛОВА" читать

http://cyberleninka.ru/article/n/rasplata-za-sotsproishozhdenie-delo-vtorogo-sekretarya-chelyabinskogo-obkoma-vkp-b-g-s-pavlova-1950-1951-gody

pavlov_gs.jpg

 

Биография

http://www.knowbysight.info/PPP/05772.asp

Изменено пользователем Шинелька

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу.

×