Перейти к публикации
Михаил Балтакса

Очень рекомендую интервью

Оцените эту тему

Рекомендованные сообщения

К нам приехал режиссер…

«Как это ни странно, но быть театральным зрителем – это труд, это душевный труд».

Известный в театральных кругах России и за ее пределами, питерский актер и режиссер Михаил Черняк еще в мае приступил к постановке спектакля по пьесе Островского «Поздняя любовь». Он впервые ставит спектакль за пределами родного Санкт-Петербургского Молодежного театра на Фонтанке. Как его выбор пал именно на Днепродзержинск и почему ему обидно за наш театр, режиссер рассказал газете «Событие».

3dbd82362620.jpg

Театр и зритель

- Михаил, почему Вы приехали именно в наш город ставить спектакль?

- Наверное, это судьба. Как-то раз мы Галиной Павлович, директором нашего театра, летели с гастролей из Шанхая. Я рассказал ей о желании поработать не в стенах Молодежного, а поставить что-нибудь «на стороне». Она мне подсказала, что есть грант Комитета по культуре Санкт-Петербурга на постановку русской классики на русском языке в стране СНГ. Я подал заявку. Сначала думали об Армении, но выяснилось, что там труппа плохо разговаривает по-русски. А Украина появилась каким-то загадочным образом. Это случилось, видимо, благодаря Наталье Давыдовне Старосельской,- она знаменитый театральный критик, ездит по всему пространству СНГ, смотрит спектакли, варит, говоря образно, «наш общий театральный суп». Она-то нас и «свела» с Сергеем Анатольевичем Чулковым (художественный руководитель Днепродзержинского музыкально-драматического театра им. Леси Украинки – прим. ред). Было несколько вариантов названий для постановки, в том числе и современные пьесы… Но это было не по условиям гранта, поэтому мы выбирали в конце концов между «Маленькими трагедиями» Пушкина и «Поздней любовью» Островского.

- Почему Вы выбрали все-таки Островского?

- Когда я приехал сюда, посмотрел на здешние спектакли, посмотрел на город, то понял, что здесь сейчас «пойдёт» только Островский. Я, может быть, скажу обидную вещь, может быть сенсационную, отчасти скандальную: город Днепродзержинск совершенно не понимает, какой великолепный театр он имеет. Очень обидно! Люди, которые здесь живут, не ценят то, что у них такой театр. Здесь очень сильные актеры, очень сильная и интересная режиссура! Я, например, посмотрел недавно выпущенный спектакль В.Денисенко «Закон». Это «не мой» театр, но это очень интересный спектакль… Дивный спектакль «Женитьба» С.Чулкова!.. А «Мой бедный Марат»! Я побывал на одной из репетиций и был потрясён, - настолько это было сильно и проникновенно!..Но эти люди в зале... Была еще ранняя весна, и они сидели в пальто, как в кино. Это меня убило! Эти школьники в тренировочных костюмах… Какой диссонанс между тем, что показывают на сцене, и теми, кто это смотрит в зале! Поэтому я понял, что никакой Пушкин, никакие «Маленькие трагедии» здесь никому не нужны…

- Какого зрителя Вы хотели бы видеть в театре?

- Может быть, я приехал из Питера, и я избалован тамошним зрителем; может быть, у нас, у Молодежного театра на Фонтанке, свой зритель сформировался. Но то, что я увидел здесь, меня очень напугало. Большинство – не все! - были люди с очень хорошими лицами, с понимающими взглядами. Но были и «сытые», в смысле внутренней позиции, дяденьки и тетеньки, которых нужно развлекать: думать они не хотят, чувствовать не хотят. Как это не странно, но быть кино- или театральным зрителем, читателем или посетителем музея – это труд, это душевный труд. Надо сделать хотя бы один шаг навстречу тому, что тебе показывают, что ты читаешь, видишь. Если ты этого шага не сделаешь, произведение в тебя «не попадет», а ты «не попадёшь» в него…. Поэтому тяга к «развлекухе», я бы так сказал, очень сильна: действительно, зачем трудиться, когда можно только развлекаться? Вот театры постепенно и сползают к этому. Конечно, надо публику развлекать, потому что люди приходят, платят деньги за билеты, и тогда театр живет! Мне очень нравится, что в днепродзержинском театре позволяют себе роскошь и труд говорить о каких-то высоких вещах. Никто не отменял любовь, никто не отменял дружбу, высокие человеческие чувства, о которых нужно говорить на сцене.

- Как Вам работается в нашем театре? Быстро ли Вы нашли общий язык с труппой?

- Нашел общий язык быстро, а взаимопонимание пришло не сразу. Хотя у меня все актеры - очень сильные! Мне кажется, что здесь очень интересная труппа, актеры очень понимающие. Нет, конечно, у нас есть проблемы. Я не говорю, что у нас все идеально и здорово. Бывают даже трудности большие.

- Какого рода трудности?

- Муки творчества!.. И катастрофически не хватает времени. Меня сюда очень не надолго отпускают из Молодежки. Я там должен играть спектакли, и мои спектакли режиссерские там идут. Посему, когда я приезжаю, здесь у актеров начинается «сумасшедший дом»: мы репетируем с утра до вечера и без выходных. А что нам остается делать? – премьера уже в конце октября – начале ноября!

- Какие качества в актерах Вы больше всего цените?

- Умение душевно «раздеваться», обнажать свою нервную систему, умение быть вариативным, податливость. Очень ценю энергетичность. Актёр обязательно должен быть источником энергии! Тогда он интересен зрителю.

- В Молодежном театре на Фонтанке, где Вы работаете в Петербурге, тоже недавно готовилась премьера спектакля «Поздняя любовь» под руководством Владимира Туманова. Не будут ли перекликаться эти две постановки?

- У меня абсолютно другое видение этого спектакля. Там интересный спектакль получился, хотя это, опять-таки «не мой» театр. Была статья, в которой говорилось, что Туманов поставил Островского как Достоевского. Черные декорации. Если сказать просто, то для меня это спектакль, в котором больше страдания, чем нужно.

- У Вас страданий будет меньше?

- Немного (смеется). Герои страдают. Без этого нельзя. Просто эта пьеса хороша тем, что там есть сочетание четырех необходимых для успешного восприятия зрителей элемента. Во-первых, это детектив. Во-вторых, это мелодрама. В-третьих, это немножко комедия. В-четвертых, это немножко трагедия. Это четыре элемента сладких для зрителя. Особенно детектив и мелодрама. И спектакль у нас будет называться «Поздняя любовь. История одного преступления». Островский действительно написал пьесу, в основе которой лежит преступление, он исследует, как люди к этому преступлению приходят, как они на него решаются, и как они за него расплачиваются.

Делай что должно, а там будь что будет

- Вы актер и режиссер в одном лице. От чего Вы получаете больше удовольствия, от актерской или режиссерской работы?

- Мне очень часто задают этот вопрос, но я не могу на него ответить. Лев Толстой сказал такую фразу: «Делай что должно, а там будь что будет». Вроде, это даже первым не Толстой сказал, а так прописано в каком-то рыцарском кодексе чести. Бог послал мне определённые возможности. У меня есть определенный талант. Большой он или маленький не мне судить. У меня есть определенная энергия, которую я как могу, изливаю. Сегодня таким каналом, завтра – другим… Разумеется, я стараюсь ни то, ни другое не «запускать», и должен держать и себя актера, и себя режиссера в постоянном тонусе. При этом я понимаю, что если я актер, то я не занимаюсь режиссурой, а отдаюсь режиссеру, чтобы ему легко и комфортно было со мной работать.

- Среди всех сыгранных Вами ролей была ли та, которую хотелось бы играть и играть еще?

- Роли, которые, я играю, разные. Бывает период, что роль мне надоела и хочется от нее отдохнуть. Потом снова я начинаю испытывать к ней интерес. Я привез Сергею Анатольевичу пьесу, - вдруг ее здесь поставят? Но через вашу газету я ее всем рекомендую. Пьеса называется «Школа налогоплательщиков», написана она Л.Вернейлем и Ж.Берром еще в 1935 г. Это замечательная комедия, время которой пришло в связи с экономическим кризисом. Там рассказывается, как можно уходить от налогов, не нарушая при этом закон. Я играю роль Эмиля Формантеля, директора департамента подоходного налога Французской республики. Мне уже 45 лет, и вот, благодаря этой роли, я перешел в разряд «отцов». Мой герой не поступился своими принципами, его вышвырнули из-за этого с работы. Хотя чиновник он еще тот, настоящий чиновник!... Как раз сейчас эту пьесу и нужно ставить, пока кризис не закончился, - я её называю «антикризисной» (смеется).

- Заметили ли Вы какую-либо разницу в отношении к театральному искусству в России и Украине?

- Мы все живые люди. Кончено, разница есть. Днепродзержинский театр - это единственный очаг культуры в городе. Поэтому этот театр должен уметь, как говорится, «и сеять, и жать, и на дуде играть». Здесь делается все. И музыкальные концерты, и детские спектакли. В определенном смысле – это фабрика по производству культурного продукта. Не могу сказать, что многое, чем они занимаются, они делают с удовольствием и от хорошей жизни. Тем обиднее, что и власти, и жители города недостаточно его ценят. Это же один театр! Его надо холить, лелеять, вокруг него надо «прыгать»!.... Мы, в «Молодежном», в другом положении. Мы занимаемся только драматическими спектаклями. Нам не нужно никого «обслуживать». Поэтому мы, может быть, счастливее в Петербурге. Другое дело, что у нас конкуренция больше, потому что у нас в городе 20 таких же театров. Отсюда с Украины шлю поклон и привет нашим питерским властям. Они лучше относятся к театрам. Не знаю почему, может быть, из-за определенного финансового положения, а может быть из-за понимания важности культуры. Знаете, не зря, всё-таки, именно Санкт-Петербург признан культурной столицей России! Если сравнить расписание, которое висит при входе здесь, с питерским расписанием, это абсолютно два разных документа. Здесь: концерты, репетиции, выезды, а там – просто репетиции спектаклей. И все.

- Как Вы относитесь к фразе, что человек творческой профессии должен быть голодным?

- Если понимать ее буквально, то, конечно же, это ерунда. Какого американского киноартиста вы любите? Вот я люблю Джека Никлсона, Роберта Де Ниро, Брюса Уиллиса. А Вы?

- В последнее время Джонни Деппа.

- Прекрасный актер. Вот, скажите, он голодный? Он далеко не голодный. А артист хороший? Хороший! Он многие вещи понимает, и поднимается до высот. Гений всех времен и народов Чарли Чаплин никогда не был голодным. Но это не мешало ему обнажать душу. За одни «Огни большого города» ему можно поставить памятник из чистого золота. Если кто-то приводит эту фразу, похлопывая тебя по плечу «Ну ладно, ладно. Художник должен быть голодным», то это ерунда. А вот образно, наверное, да: актер, для того, чтобы играть разные роли, рассказывать истории о людях, должен чувствовать и понимать разные жизненные ситуации, разные характеры. И он должен понимать, что такое бедность, что такое одиночество. Понимать эти проблемы на самом сокровенном уровне. Я эту поговорку понимаю так: «Нужно держать себя в тонусе». Нужно не давать «ожиреть» своему дарованию, душе. Это как те зрители, о которых я говорю «сытые».

- Пять лет назад Вас наградили званием «Заслуженного артиста России». После этого события в Вашей творческой деятельности что-то изменилось?

- К счастью или к сожалению, внутренне у меня ничего не изменилось. Звание и в нашей стране, думаю, и в Украине тоже, просто позволяет открывать какие-то двери. Чинопочитание у нас есть, поэтому звание дает кое-какие возможности. И люди из власти к тебе начинают больше прислушиваться. Опять-таки, я не думаю, что Джек Никлсон – это заслуженный артист Америки. Это Джек Никлсон, и все. Я не жалуюсь. Это просто дает дополнительную возможность быть услышанным.

- Учитывая Ваш наряженный график, находите ли Вы время на отдых? Какой отдых для Вас самый эффективный?

- А я здесь отдыхаю: то есть, ем, сплю и репетирую. Потому что в Питере я занимаюсь театральной педагогикой, озвучиваю кучу разных фильмов, снимаюсь в кино, много работаю ведущим… Жизнь очень большого города и очень большого культурного центра диктует свои законы. Жизнь в Питере – это в огромном проценте суета. Если в здешнем театре суета состоит в «обслуживании» всех, то у нас суета в плане выживания.

О себе

- Суеверный ли Вы человек? Есть ли у Вас приметы, в которые Вы безоговорочно верите?

- Я не суеверный человек. Но у меня есть свои какие-то «примочки», талисманчики, привычки…Вот вам, кстати, свежая байка по этому поводу: есть такая примета,- если роль упала на пол, надо на нее сесть. Тут работает замечательный артист Анатолий Вертий ( всё не могу понять, почему он до сих пор не Заслуженный артист Украины?!). И у него вчера на репетиции упала роль. Я его спрашиваю «Анатолий Иванович, Вы не садитесь?». А он, вздыхая, говорит гениальную фразу: «Ну, когда я был молодым артистом и играл 4 спектакля в год, то садился. А теперь, когда 11 спектаклей в год играю, то не сажусь» (смеется). А вообще, думаю, во что веришь, то и сбудется...

- Вы были автором и ведущим юмористической передачи на одном из российских радио, значит с юмором у Вас все в порядке. Можете вспомнить случай, когда пришлось изрядно с себя посмеяться?

- Надо с юмором к себе относиться. Я помню, как ко мне впервые пришла слава. Это случилось, когда я был молодым артистом, и разъездной театр, в котором я работал, давал детский спектакль «Маугли», где я играл дикобраза Саги. Все это происходило недалеко от моего дома, на концертной площадке. Я уже возвращался домой и услышал, как одна маленькая девочка сказала другой при виде меня: «О, о, смотри, это артист. Он дикобраза играет в детском спектакле, я видела. Такой дурак, так плохо!». И я тогда понял, что вот она - Слава (смеется). Зрители узнают на улицах.

О Днепродзержинске

- Успели ли Вы познакомиться с достопримечательностями Днепродзержинска? Что запомнилось больше всего?

- Самой главной достопримечательностью для меня был ДМК. Впервые к вам я приехал ночью. Меня поселили в гостиницу, в которой было закрыто кафе, и я пошел в «Корзинку». 15 мин. от гостиницы пешком. Я вернулся в гостиницу и просто не мог дышать. Я шел мимо этих выбросов, этого пламени, - прямо, как в фильме «Властелине Колец». Это нужно снимать в кино! Абсолютно пустые улицы города, собаки и вот этот вот…ДМК.

Цитата

«Есть в Днепродзержинске бриллиант, который называется музыкально-драматический театр им. Леси Украинки. Люди, которые здесь живут, не ценят и не понимают, что это за театр».

Досье

Михаил Геннадиевич Черняк

Родился 13 ноября 1964 г. в Ленинграде

В 1985 окончил актерско-режиссерский курс ЛГИТМиК (Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии) (курс З.Я.Корогодского).

В Молодежном театре на Фонтанке работает с 1991 года.

Снимался в телесериалах: «Улицы разбитых фонарей», «Тайны следствия», «Агентство «Золотая пуля», «Холодильник и другие». Озвучивал мультфильмы «Трансформеры», «Смешарики», «Лунтик».

Юлия Масленко "Событие" (с)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Да, Михаил, таких собеседников можно слушать только "открыв рот" :)

Человек все сказал, что хотел, но как... От всего хорошего отмахиваемся в суете, не ценим даже, то что имеем ...

Очень интересно выстроено интервью, читается на одном дыхании. Большое спасибо за ссылку. :Koshechka_08:

Изменено пользователем Панночка

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Юле плюсики за интересное интервью!

Собедник ее правду сказал, что у нас толстосумы идут в театр на развлекуху, а не спектакль, где еще и думать надо. Им бы поржать да в антракте коньяку набраться...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

О блин

и он тут Мордор усмотрел ))))

судьба у нас такая что ли ?)))))

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Восстановить форматирование

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

Загрузка...

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу.

×
×
  • Создать...